В камчатской бухте Вестник проходит совместная экспедиция Русского географического общества и экспедиционного центра Минобороны России. Все бытовые вопросы решают военнослужащие Камчатской флотилии Тихоокеанского флота, экспедиционеры заняты поисками пропавших самолетов с американскими экипажами, пропавшими во время Второй мировой войны на Камчатке.

Считается, что на советском Дальнем Востоке в ходе Курильской операции утеряны нескольких десятков бомбардировщиков ВВС и ВМФ США.

«Немало самолетов здесь, на юге Камчатки, потеряно после бомбардировки японских островов Парамушир и Шумшу, когда экипажи были подбиты и вынуждены совершить посадку или упали», — рассказывает Сергей Катков, руководитель научно-поисковых проектов Центра современной истории.

В бухте Вестник найдена, как предполагают, именная боевая машина Consolidated В-24 Liberator с надписью на фюзеляже: »Bugs Bunny: What’s up, Doc?». Известно, что члены экипажа остались живы, были эвакуированы солдатами Красной Армии и потом отправлены в США. Тем не менее, надо найти идентификационные номера, а если найдутся костные останки — провести ДНК-экспертизу и использовать все современные методы.

Поисковая группа небольшая, но её членами проведена значительная работа в архивах.

«Искать и находить бойцов мы будем еще очень долго. Я не могу ответить, сколько для этого нужно времени. Последнего солдата, наверное, мы никогда не найдем. Нужны десятки лет. Поля ждут нас», — говорит Лусеген Хейгетов, командир поискового отряда «Родина». — «Поиск нужен для того, чтобы знать, какова цена войны».

Группа разделяется: часть работает с найденным инспекторами Кроноцкого заповедника самолетом, часть людей ищет следующий. С вертолета среди высокой травы, нанесенного с океана песка, одновременно несколько человек замечают торчащую из земли стойку шасси самолета и разлетевшиеся на десятки метров детали - это оставшийся здесь навсегда В-24. Под слоем песка и травы сначала окажется крыло, день за днем откроется вся найденная часть самолета.

Предполагают, что в ноябре 1944 года американский тяжелый бомбардировщик Consolidated B-24 Liberator был поврежден своими же боеприпасами, смог долететь до территории СССР и совершить аварийную посадку.

«Обычно мы работаем по идентификации советских экипажей, занимались огромным количеством мест падений самолетов Восточного фронта, от Крыма до Мурманска. Американские экипажи — особое направление авиапоиска, которым не принято заниматься. Но тем не менее американцы помогали нам бороться с нацизмом во время Второй мировой войны. По-человечески правильно помочь их потомкам узнать, где погибли их деды», — считает Сергей Катков, который 25 лет занимается поиском красноармейцев, погибших во время Великой Отечественной войны.

Идентифицировать солдата, у которого нет медальона или, например, подписанного котелка, невозможно. Несмотря на то, что с авиацией все гораздо оптимистичнее - на самолете большое количество мест, где продублирован его заводской номер, номер мотора – по документам отдела кадров главного управления ВВС очень многие летчики до сих пор значатся пропавшими без вести, как они были обозначены в 1941 году. При том, что большинство мест уже подвергалось раскопкам, многие пилоты похоронены на мемориалах с табличкой «Неизвестному летчику».

Катков полагает, что сейчас с помощью интернета, сообщества заинтересованных специалистов, архивов, документов противника стало проще собрать недостающие части пазла.

«Это не только изменение строчки в архивных документах, но это судьбы людей, потомков. Многие продолжают искать своих дедов, пропавших без вести, до сих пор», - говорит поисковик.

Центром современной истории более 10 лет создается электронная база данных о погибших самолетах и летчиках Западного фронта (Московская, частично Тверская, Калужская, Смоленская области) на основании архивных материалов - более 120 тыс. записей: или номер самолета, или номер мотора, с указанием фамилий экипажа.

«Совместно с экспедиционным центром Минобороны мы работали в Ельницком районе Смоленской области на месте падения самолета Ил-2. Считалось, что там все вывезено на металлолом. Но за первые 20 минут были найдены фрагменты бедренной кости одного из членов экипажа. Во второй день работ благодаря помощи военнослужащих найден идентификационный номер самолета. Еще через день был идентифицирован экипаж: пилот Торбенко и стрелок-радист Марутьян. Родной брат и потомки Торбенко приезжали на завершение раскопок, участвовали в захоронении. Родственников Марутьяна мы, к сожалению, не нашли», — рассказывает Катков.

Юрий Костькин, руководитель поискового направления Музея техники Вадима Задорожного, который тоже участвует в этой экспедиции, говорит о том, что поиск затягивает:

«Хочется найти истину — что же на самом деле было. Год за годом к поискам начинаешь подходить все серьезнее. Понимая, какая была война, что происходило. Перед глазами у нас что? Фильмы? А когда читаешь архивные документы, выходишь на поля сражений, то понимаешь, что ничего общего с фильмами нет. Было страшнее».

Подготовлено по материалу ТАСС «Тайны номера на металле: как на Камчатке ищут потерянные в войну самолеты». Автор текста оригинала и фото – Вера Костамо.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЕТЕРАНОВ БОЕВОЕ БРАТСТВО