5 августа на цифровой образовательной платформе «Дневник.ру» педагог дополнительного образования школы №23 г. Комсомольска-на-Амуре, член правления городского отделения Всероссийской общественной организации «БОЕВОЕ БРАТСТВО», капитан-лейтенант Сергей Хайминов для учащихся, преподавателей и родителей учащихся, провёл урок мужества, посвящённый 300-летию победы русского гребного флота в Гренгамском морском сражении - в форме устного журнала на тему «Прилежание и храбрость превосходят силу».

«Цель урока – ознакомить учащихся с предпосылками и причинами Гренгамского сражения, показать значение победы молодого русского флота за выход в Балтийское море, на примере героизма и мужества русских моряков воспитывать чувство патриотизма, воспитывать гордость за своё Отечество», - поясняет капитан-лейтенант.

Три столетия отделяют нас от тех далеких времён, когда русский гребной флот у острова Гренгам на Балтийском море разгромил шведскую эскадру, поставив убедительную точку в одной из самых продолжительных войн отечественной истории. Сражение при Гренгаме произошло 27 июля 1720 года, а по новому стилю – 7 августа. Это морское сражение явилось последним крупным сражением Великой Северной войны. Битва при Гренгаме сломала волю шведов к дальнейшему проведению активных боевых действий на Балтике.

Быстрые успехи молодой Российской империи в кораблестроении, морской навигации и в умелом применении боевых парусных кораблей, не могли не беспокоить крупные морские державы.

После Гангутского сражения, в котором русский гребной флот одержал победу над шведским военным отрядом, необходимость применения каких-либо конкретных ответных действий со стороны шведов стала очевидной. Англия, озабоченная возрастанием могущества русской армии и флота, совместно со Швецией образовала военный альянс, главной целью которого было сдерживание русских морских сил и недопущение превосходства российского флота в Балтийском море. Швеция всё еще располагала мощным флотом и, в сущности, у неё оставалась последняя надежда – союз с Англией.

В Лондоне рассчитывали, что одной только демонстрации военно-морской мощи будет достаточно, чтобы Пётр I запросил мира. Объединённая англо-шведская эскадра вошла в Балтийское море и стала приближаться к Ревелю.

Узнав о приближении неприятеля, Пётр не счёл нужным искать способы примирения с могущественным противником и приказал переместить русский флот от Аландских островов к Гельсингфорсу. Около эскадры были рассредоточены несколько лодок, предназначенных для патрулирования. Вскоре одна из этих лодок, попавшая на мель, была захвачена шведами вместе с экипажем.  Петру донесли о потере лодки, он приказал вернуть флот на старое место базирования – к побережью Аландских островов.

24 июля (4 августа) 1720 года русский гребной флот под командованием генерал-фельдмаршала Михаила Михайловича Голицына взял курс на Аландский архипелаг. В состав гребного флота Голицына входили 61 галера, 29 малых лодок и 10941 человек десанта. Вооружение русского гребного флота составляло 52 орудия.

Преимущество шведской эскадры вице-адмирала Карла Георга Шёблада  было очевидным. В её состав входили 1 линейный корабль, 4 фрегата и девять малых кораблей при 156 корабельных орудиях.

26 июля (6 августа) русские галеры подошли к проливу близ Лемланда и у острова Фрисберг обнаружили эскадру Карла Шёблада. Но сильный ветер и большие волны помешали русским галерам её атаковать. Встав на якорь у берега, русские галеры стали выжидать удобный момент для атаки. Однако ветер не стихал. На совете, который состоялся на следующий день, Михаил Голицын принял решение отойти к удобной стоянке у острова Гренгам и, «когда погода будет тихая, а оные суда далече не отступят, чтоб абордировать».

Карл Шёблад считал свою эскадру гораздо более сильной и наутро решил атаковать русский гребной флот. Он был полностью уверен, что мощным артиллерийским огнём без труда рассеет противника и большинство его галер отправит на дно.

27 июля (7 августа) 1720 года русские галеры стали выходить из-под прикрытия острова Рёдшер с плёса Гренгама по направлению к проливу между островами Брендё и Флисё. Эскадра вице-адмирала Карла Шёблада в составе 14 вымпелов снялась с якоря и бросилась в погоню за русскими галерами.

Русская эскадра Михаила Голицына вошла в испещрённый рифами и мелями пролив между островами. Шедшие первыми, увлёкшись погоней, четыре шведских фрегата зашли в тесный пролив, в котором они с большим трудом могли маневрировать и управляться. Оценив ситуацию, генерал-фельмаршал Голицын велел галерам остановиться и атаковать шведов. Вице-адмирал Шёблад, шедший на корабле за фрегатами, дал команду своим кораблям построиться в боевой порядок – развернуться бортом к русским галерам и дать залп бортовой артиллерии. Крупные, с большой осадкой и радиусом циркуляции корабли шведов оказались совершенно беспомощными в узком проливе.

Два фрегата «Венкер» и «Стор-Феникс» сели на мель, их тут же окружили русские галеры и завязался абордажный бой. Схватка была ожесточённой. Ни высокие борта, ни абордажные сетки, ни сильный артиллерийский огонь не могли остановить солдат абордажной команды генерал-фельдмаршала Голицына. Фрегаты неприятеля в течение каких-то четверти часа были взяты в плен.

Два других фрегата, «Кискен» и «Данск-Эрн», сопротивлялись несколько дольше, пытаясь выйти на чистую воду, продолжая при этом взывать к своему флагману о помощи. Однако, Карлу Шёбладу было уже не до них.

Увидев решительную атаку русских и не имея возможности помочь своим фрегатам, вице-адмирал решил сделать фордевинд (поворот по ветру) и, поймав ветер, уйти в открытое море. Но времени на перенос парусов до нужного угла не было, и Шёблад приказал бросить якорь, не опуская парусов. Его корабль совершил поворот на месте. Затем Карл Шёблад приказал обрубить канат и идти в открытое море. Этот маневр шведского корабля и перекрыл дорогу фрегатам «Кискен» и «Данск-Эрн», которые тоже были взяты на абордаж. Вскоре на флагштоках трофейных фрегатов были подняты Андреевские флаги.

Генерал-фельдмаршал Голицын довольствоваться четырьмя трофейными фрегатами не собирался. Он направил более десятка своих галер в погоню за быстро убегающим шведским флагманом. Преследовал удирающего вице-адмирала Карла Шёблада отряд полковника Чубарова. Огонь русских бомбардиров с галер был достаточно метким, корма шведского флагмана получила повреждения. Но линкор оставался линкором, и при свежем ветре Карл Шёблад на своём корабле имел все преимущества. С оставшимися у него кораблями он вырвался с Гренгамского плёса и готовился встретить атакующие его русские галеры. Однако ветер поднял большую волну, что мешало русским галерам действовать, и Чубаров принял решение прекратить преследование отступающего врага.

В ходе Гренгамского боя русские захватили в плен 4 фрегата: 30-пушечный «Венкер», 18-пушечный «Данск-Эрн», 22-пушечный «Кискен» и 34-пушечный «Стор-Феникс». Шведы потеряли 103 человека убитыми, а 407 шведов попали в плен. Среди 407 пленных шведов находилось 37 офицеров.

Потери русских составили 82 человека убитыми и 246 человек – ранеными. Из них 40 человек были обожжены пороховыми газами при стрельбе из пушек, что свидетельствует об ожесточённости абордажной схватки и решительности действий русских абордажных команд. В ходе боя 43 русские галеры были столь сильно повреждены, что не могли совершить переход морем, и их пришлось сжечь.

О победе в Гренгамском сражении Петру I стало известно в день Преображения Господня, при выходе из церкви. На радостях царь распорядился немедленно отслужить благодарственный молебен.

«Правда немалая виктория может причесться, - писал он Меншикову, - а наипаче при очах английских, которые равно шведов обороняли, как их земли, так и флот».

Весь Санкт-Петербург праздновал победу русского флота  при Гренгаме. Три дня Пётр I устраивал в своей новой столице пиры и иллюминацию. Царь щедро наградил всех участников сражения. Из рук императора генерал-фельдмаршал Михаил Голицын получил шпагу, усыпанную бриллиантами, на которой была выгравирована надпись «За добрую команду», и дорогую трость. Офицерам были пожалованы золотые медали с цепями, а рядовым – серебряные. На них были выгравированы слова: «Прилежание и храбрость превосходят силу». Командам кораблей за взятие военных трофеев царь выдал 8960 рублей наградных. 

В память побед при Гангуте и при Гренгаме (одержанных в разные годы в один и тот же день – день памяти святого Пантелеймона) была построена в Санкт-Петербурге Пантелеймоновская церковь.  В 1914 году по инициативе Императорского Российского военно-исторического общества на фасаде Пантелеимоновской церкви были укреплены мраморные мемориальные доски с перечнем полков, сражавшихся при Гангуте и Гренгаме.

Захваченные в абордажном бою шведские фрегаты отвели в Ревель. В августе 1720 года их перевели в Кронштадт, откуда их 8 сентября торжественно ввели в Неву. Затем они несколько лет под Андреевским флагом служили в составе русского флота.

Все заслуги по выбору правильной стратегии и тактике ведения боя в Гренгамском сражении безраздельно принадлежат генерал-фельдмаршалу Михаилу Голицыну. На момент, когда произошло это сражение, он уже отличился в баталиях при Нарве и Полтаве, заслужив признание царя и стал кавалером многих воинских наград. Кроме того, Голицын имел за плечами опыт командования одной из галер, участвовавшей в знаменитом Гангутском сражении. После победы в битве при Гренгаме Михаил Голицын сделал блестящую карьеру царедворца. Благодаря способности тщательно рассчитывать свои шаги он в разное время занимал самые высокие государственные посты. Причём даже в эпоху дворцовых переворотов ему всегда удавалась балансировать между соперничающими партиями и всегда оказываться в выигрыше.

Выдающаяся победа при Гренгаме явилась убедительным свидетельством превосходства русского военно-морского искусства. Она произвела сильное впечатление на европейские государства и, в первую очередь, на Англию. В Гренгамском морском сражении проявился высокий уровень подготовки русского галерного флота и использованы преимущества гребного флота перед парусным в шхерном районе. Победа в Гренгамском сражении позволила русскому флоту укрепиться в зоне Аландского архипелага, что имело очень важное значение для действий против морских коммуникаций противника, и побудила шведов к заключению Ништадтского мира 1721 года.

 

Сергей Хайминов, капитан-лейтенант, член «БОЕВОГО БРАТСТВА».

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЕТЕРАНОВ БОЕВОЕ БРАТСТВО