Член Союза писателей России Людмила Касперова поделилась рассказом о воине-интернационалисте Сергее Лашине.

Высота Сергея Лашина

Пятнадцатого февраля 2020 г. исполнился 31 год со дня вывода советских войск из Афганистана. Торжественные церемонии, посвященные этой дате, проходили по всей стране.

В митинге на Поклонной горе в Москве в возложении цветов и венков приняли участие и представители «БОЕВОГО БРАТСТВА» района Раменки Западного административного округа Москвы, возглавляемого Игорем Алексеевым. Среди тех, кто пришел почтить память своих боевых товарищей, был воин-интернационалист Сергей Лашин.

Детство

Родился он в 1967 году на малой родине отца, в городе Валуйки Белгородской области, являющемся узловым железнодорожным центром. Однако пацаном почувствовать родство с этими прекрасными местами не успел: родители были постоянно в разъездах. То на родине мамы в Пермском крае обустроятся, то вдруг сорвутся в поисках заработка в дальние края.

И только к школьному возрасту Сережа ощутил постоянство в крае, который доселе был ему не знаком — на Урале.

Приехав сюда из Черноземья, в «родословное гнездо» его матери, где проживали три сестры матери и брат, семилетний Сергей всем сердцем ощутил: Урал — это его родина, раз и навсегда! Будто не было в его жизни других городов, деревень и поселков. Как будто он всегда жил здесь.

Летели годы. Выпускной в десятом классе и желание реализовать свои способности, о которых постоянно говорили учителя: стать художником-оформителем.

И Сергей Лашин был на пути к своей мечте и мечте его педагогов-наставников, поступив в Краснокамское 91-е училище и окончив его.

Вскоре — призыв в армию. Он, хорошо разбиравшийся в технике и способный проявить мужество, узнал о возможности оказаться в составе Ограниченного контингента Вооруженных сил СССР, находившегося в Афганистане по приглашению афганского руководства.

И восемнадцатилетний Лашин быстро изменил курс с художественного оформления на… прыжки с парашютом.

Три прыжка, выполненные им в Пермском аэроклубе на высшем уровне, определили его судьбу: ВДВ!

А ВДВ — это на 99 процентов Афган, думал Сергей.

И не ошибся.

После пятимесячной учебки в Фергане, где получил военную специальность — минометчик 82-мм миномета «Поднос» — Лашин в сентябре 1985 года прибыл в ДРА. В воинскую часть 35919, лучший полк 40-й армии, именуемый «Полтинник», а также — и в лучший боевой батальон полка — 1-й пдб в минометный взвод.

Минометчик — тяжелая военная специальность

Итак, Сергей Лашин был определен в 350-й гвардейский парашютно-десантный полк 103-й гвардейской Витебской воздушно-десантной дивизии.

Среди десантников этот полк был известен в просторечии, как «полтинник».

Трактовать по-своему не буду, приведу цитату, написанную до меня очевидцами: «Войдя в Афган в числе первых в самом начале военных действий, «полтинник» не заменялся. Одни гибли или выбывали из строя по ранению, другие возвращались домой, с честью выполнив интернациональный долг. На место тех и других из Советского Союза прилетали свежие силы, которые вливались в ряды полка и воевали, так или иначе повторяя судьбу своих героических предшественников. И так — вплоть до самого вывода войск, который, кстати сказать, полк в числе других прикрывал».

Но это будет потом, в 1989-м. А когда служил Лашин, шел 1985-й год с тяжелыми кровопролитными операциями в горах Афгана.

«Когда впервые попадешь под огонь из миномета, может показаться, что хуже ничего не может быть…» — и это Сергей Лашин знает не понаслышке.

В подтверждение этих слов я, конечно же, в отдельных главах приведу в пример несколько боев из 100 боевых операций, в которых за 1,5 года участвовал Лашин, проявляя бесстрашие минометчика.

Вряд ли он тогда думал о страхе от минометного огня противника. Это, скорее, от его профессиональных действий враг много раз ощущал страх, а те наши солдаты, которых Сергей Лашин прикрывал минометным огнем, говорили ему спасибо.

Минометчик Лашин, по его же словам, на практике военных действий осваивал свою военную специальность и «собственным хребтом».

Москва

Расчет (формирование, которое непосредственно обслуживало орудие — миномет «Поднос») состоял из 4-х человек.

И каждый должен был носить части этого орудия: плиту, трубу, двуногу.

Полтора года Лашин, как он выразился, «таскал трубу».

Кстати, менялись его звания, полученные тем же хребтом (рядовой — сержант — старший сержант — замкомвзвода), а труба, которую надо было таскать, оставалась неизменной — неудобной и верткой частью миномета. Миномета, который, кстати, очень хорошо показал свою надежность в горах.

«Труба 18 килограммов, помимо трубы — оружие. Килограммов 30-40 на тебе, рюкзак… Это летом. Зимой доходит до 50-и килограммов… Солдатская амуниция, —  рассказывает герой моего очерка Сергей Васильевич Лашин. — И это ведь не по асфальту пройти, а надо полазить по горам. Да еще не попасть под обстрел».

Первый бой

В 1985-м, на «гражданке», когда он одним махом изменил направление своего жизненного пути — от художника к воину — его никто не спросил, почему он это делает.

Поколение Лашина так было воспитано: если надо, то какие могут быть вопросы…

Москва

«Для меня Афган — это гордость за страну, за ребят, за себя. Если страна оказывает доверие — это честь. И каждый из нас доверял стране.

Мы не проиграли. Наши войска, наша 40-я армия — от авиации до пехоты — это мощная защитная стена СССР.

Я до сих пор считаю, что мы все делали грамотно, достойно. Мое личное мнение: ошибкой это не было. Наши южные рубежи мы достойно защитили», — говорит Сергей Васильевич, вновь подчеркивая, что тридцать с лишним лет ни у кого не было сомнений в правильности поддержки ДРА и защите наших южных рубежей.

В беседе со мной он подчеркивает, что каждый юноша призывного возраста хотел попасть в 350-й гвардейский парашютно-десантный краснознаменный ордена Суворова полк — воинскую часть в составе ВДВ СССР, а не бегать от армии. В армию стремились! Все хотели служить, в том числе — в Афганистане, ведь он был на слуху.

По словам Лашина, они, восемнадцатилетние, в полном смысле этого слова рвались в бой. И вот он — самый первый. В самом центре войны, в скоплении душманов — Кандагаре.

«Мы рвались вычистить от «духов» район, — рассказывает Сергей Васильевич, — а офицеры и «дембеля» нас в первых боях берегли, что называется, за камни прятали, чтобы мы, глядя на них из укрытия, научились выживать, правильно выкладывать оборону. Нас научили выравнивать площадку под миномет, чтобы опорная плита была ровная. Ведь если начнется колебание, ты становишься мишенью, а цель не поразил.

В бою важно все, даже правильно зашнурованные ботинки. Старослужащие научили нас правильно распределять воду, еду.

Было так, что к горе, где мы находились, когда начался обстрел, 3 дня вертолет не смог подлететь и забрать нас. Мы весь свой провиант съели, воду выпили. А старослужащие достали все свои запасы и поделились с нами.

Потом, конечно, и мы так поступали с новичками. В том числе и за камни их прятали в первых боях, сохраняя жизни неопытным».

Но пристрелочные бои заканчиваются. И вот уже перед минометчиком Лашиным поставлены задачи в Кандагарской операции.

Так состоялась его минометная дуэль с «духами», когда батальон вышел на позицию…

Минометная дуэль

Лучший минометчик полка, имеющий боевые награды — орден Красной Звезды и медаль «За отвагу», командующий своим взводом во время отпуска командира, достойный вояка — это все о нем, Сергее Васильевиче Лашине.

И, конечно же, в биографию бесстрашного бойца входит и этот эпизод (один из ста за 1,5 года службы), который, по его же словам, он не забудет никогда…

«Днем закрепились. Выложили оборону. Поставили миномет. Выбрали удачное направление в связи с солдатским пониманием (откуда вероятность огня — туда выставляют оружие), — рассказывает Сергей Васильевич,— старослужащие выставили миномет.

Через 2 часа видим в бинокль: враг рядом, идет через ущелье. А он, оказывается, далеко, за 30 километров. Это горы так преломляют расстояние.

… И полетело в нас! Они первые начали. Их мина разорвалась позади нас, вторая — перед нами, третья точно летела в нас!

Я лежал… В 5 метрах от меня раздался шлепок. Я на всю жизнь этот шлепок запомнил. Поворачиваю голову: мина не разорвалась! Ответка наших старослужащих (нас пока к этому не допускали) была такова: первая мина точно попала в цель! Они очень хорошо пристрелялись: вторая, третья! Словом, разметали мы их расчет в щепки».

Много в этом бою повидал боец Лашин — и убитых товарищей, и сраженных врагов, и пленных «духов». А еще усвоил жесткие солдатские правила: если струсил в горах — потерял уважение. А уважение товарищей к Лашину, в том числе и старших, закреплялось с каждым днем. Точнее — с каждым его героическим поступком. Хотя сам он, обладая скромностью, себя героем не считал.

Да вот и пример: «духи» зажали взвод роты, в которой воевал Лашин. На открытом месте зажали и не дают, что называется, голову поднять. Сергей, не раздумывая, пополз к миномету! Навел его и… отработал сложную ситуацию! Потом, после боя, все были удивлены, что весь ствол миномета был в отметинах от пуль, которые не задели Лашина, попадавшего куда надо. Товарищи жали Сергею руку. И таких эпизодов в Афганистане было у Сергея Васильевича немало.

По тропинке, к… позиции моджахедов

Были такие тропы…

А то и тропинки, выводившие… прямо на позиции врага!

 «Вот тебе и эффект неожиданности — главный в этой войне! Идешь и не знаешь, что к тебе прилетит, кто будет стрелять…» — только и успел подумать минометчик, сержант Лашин, в полном смысле запнувшись о камень и подняв голову. Его взору представилась… позиция моджахедов!

А за спиной были товарищи из взвода, которые шли за Сергеем, по ошибке выбравшем не ту тропинку на развилке дорог.

Указателей дислоцирования врага нет на войне, вот и принял Лашин решение сам, по какой тропинке идти. А она привела и его, и тех, кто шел за ним, на позицию «духов».

Теперь надо было ее уничтожить.

В считанные секунды собрались с мыслями и силами, не струсили. Благо и верный в боях миномет за плечами. Вмиг разнесли «духовские» зенитки!

Во время моей работы над очерком, изучая материалы, я узнала, что Сергей Лашин не был поощрен за участие в этой операции тогда, в Афганистане. То есть, сразу, когда, помимо поступка разведчика, совершил также на той вражеской позиции и оперативные действия виртуоза-минометчика в составе своего расчета. Не был он поощрен и позднее, по возвращении после службы домой.

Да, он вернулся на «гражданку» с орденом и медалью. Но (по моему, конечно, мнению) Лашин достоин награды и за участие в той операции по уничтожению позиции моджахедов, о которой я сейчас рассказала.

Я уверена, что награда найдет своего героя.

А способности к разведдействиям Лашин еще много раз проявил.

Например, на «прочесывании» кишлака в провинции Чарикар, гиблом месте: сплошная «зеленка» (зеленые зоны, заросли, где устраивали засады душманы).

В дембельском альбоме Сергея Васильевича есть даже фото с «духом» (душманом), которого он передал полковой разведке.

А впереди была операция «Панджшер», где Лашин снова проявит мужество, которое будет удостоено награды — ордена Красной Звезды.

Операция «Панджшер — проверка на мужество

 «Только друг мой стоит, как живой,

Только чья-то родня поседела…

Никогда не придет он домой,

Ничего он не сможет доделать…»

Это строки из песни ансамбля «Голубые береты», посвященной памяти капитана А. Костенко, погибшего в этой операции.

В ней участвовал и герой моего очерка Сергей Лашин. Костенко был в первом взводе, а Лашин — во втором.

«Мы выходили по сухому руслу реки (прикрывали берега), а они выходили по «зеленке», — вспоминает Сергей Васильевич, — «духи» их окружили, зажали. Капитан Костенко, профессиональный врач, начал оказывать помощь раненым. И душманы его насквозь прошили».

Москва

С болью в сердце вспоминает Лашин своих погибших товарищей, среди которых были русские, украинцы, молдаване. Минометный взвод был интернациональным.

Лашин до сих пор не забыл фамилии тех, кто был рядом с ним: Моисеев, Кузнецов, Машуров.

Валерий Моисеев, например, сказал: «Если выживу, стану священником». И стал им, выйдя живым из кровопролитных боев.

Панджшерская операция — это серия различных по масштабу и составу участников общевойсковых операций частей и соединений 40-й армии и правительственных сил ДРА против вооруженных формирований афганских моджахедов полевого командира Ахмад Шах Масуда в Панджшерском ущелье и прилегающих районов в период Афганской войны 1979-1989 гг.

Операция «Панджшер» в Панджшерском ущелье в 1985 г., в которой принимал участие лучший минометчик полка Сергей Лашин, стала ответом на разгром мобильными группами Ахмад Шах Масуда базы афганских правительственных сил.

За проявленное мужество С.В. Лашин был представлен к высокой награде — ордену Красной Звезды.

Мнения этого мужественного, человека, узнавшего — по своему собственному (я бы сказала, настоящему мужскому выбору), что такое война в Афганистане, не изменились с годами.

Цитаты Лашина — в знак его верности сказанному слову — я переписала в свой блокнот литератора и журналиста, добавляя мудрости в свою профессиональную копилк». А в этом очерке выделила их в отдельную главу.

Цитаты Сергея Лашина

 «Ограниченный контингент советских войск в Афганистане — это сила, с которой считались представители афганской оппозиции и те, кто ее содержал».

«Кто рассказывает небылицы о плохой военной технике в СССР, тот, мягко говоря, не прав. Советская военная техника, в том числе 60-70 годов — одна из лучших в мире! Это подтвердил в Афганистане и миномет 2Б14, 82 мм, «Поднос», боевой расчет которого состоял из 4-х человек».

«Был очевидцем первого пробного вывода из Афганистана в 1986 году (через ущелье) 6-и ракетных полков».

«Генерал-полковник, Герой Советского Союза, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» Борис Всеволодович Громов руководил выводом советских войск из Афганистана, завершившимся без потерь! Уважение этому генералу! Всероссийская общественная организация ветеранов локальных войн, председателем которой является Борис Всеволодович, это пример для других организаций».

«Местным отделением «БОЕВОГО БРАТСТВА» района Раменки руководит глава управы района Игорь Алексеев, показывающий личный пример активной патриотической работы, в том числе — и в период пандемии коронавируса. И. Алексеев является инициатором онлайн-мероприятий. Ее также осуществляет заместитель Валерий Киселев и секретарь организации Анна Турбина, люди душевные, внимательные и ответственные. Взаимодействие с ними по вопросам моей компетенции является важным и необходимым. Принимать участие в увековечении памяти воинов-интернационалистов — почетно и ответственно для меня».

«Детство, проведенное на Урале, оставило во мне воспоминание о рыбалке на пескаря и хариуса с помощью самодельного поплавка да такой же удочки, смастеренной из прутика ивы или акации. Каждый раз собираюсь воспроизвести это в своем рисунке. Но на чистый лист ложится совсем не этот сюжет и совсем не Уральские горы…»

Афганистан — в графике художника Сергея Лашина

… По возвращении из Афганистана Сергей осуществил свою доармейскую мечту: стал художником-оформителем, получив еще именно это образование и в городе Березники Пермского края.

Тогда же и решил весь прошедший им путь в Афганистане зарисовать на бумаге, чтобы помнить, или чтобы помнили…

Днем учился. Вечером и ночью рисовал.

Москва

Потом, спустя годы, двоюродный брат (он тоже служил в Афгане) увез рисунки в Германию, где живет. Там было три выставки работ Лашина, прошедшие успешно.

Шесть лет назад Государственный музей — гуманитарный центр «Преодоление» им. Н.А. Островского, расположенный в Москве, на ул. Тверская, д. 14, представил графику ветерана локальных войн С.В. Лашина.

Гражданская позиция Лашина, как мне кажется, не изменилась с годами. Она не отразилась на его видении мира: дорогу осилит идущий. Главное — идти, не сдаваясь. Даже когда (как на одном из его графических рисунков) в твоей армейской, расчехленной фляге, из которой можно пить, не открывая пробки, нет ни капли воды.

Ведь ты — ведущий! За тобой — строй.

Графика — самооборона души художника Лашина — оставила сильный след у очевидцев экспозиции, как и у меня, считающей, что война попала в душу героя моего очерка. Вот почему и не исчезла с годами его потребность выражать свои чувства через рисунки, которые, надеюсь, мы скоро увидим на очередной выставке в Москве.

Примечательно, что в работах художника-графика Лашина невозможно скрыть яркий талант. А еще — миссию воина, настоящего мужчины, который поднимается в горы, чтобы занять ту высоту, что поможет ему победить зло.

Высота воина-интернационалиста Сергея Лашина

Выдвижение… Спуск… Подъем.. .Главное и самое опасное направление досталось, все же, войскам ВДВ.

Житель Западного муниципального округа Москвы, воин-интернационалист Сергей Васильевич Лашин вспоминает:

«Бывало, что определить расстояние перехода было очень трудно из-за гор, преломляющих свет. Я часто привожу этот пример: видим кишлак, занавески, цветы на окнах. Кажется, вот, рядом, а оно — почти в часе подъема по горам!

Горы занимают в Афганистане большую часть территории и включают высокие хребты и долины.

Занял высоту — значит, контролируешь ситуацию.

Да, самое главное — это высота.

Иногда приходилось ниже спускаться: тяжело было дышать.

Снижать высоту вообще-то опасно: можешь стать мишенью. Принцип гор: кто выше, тот и воюет. Если ты занял высоту, ты — крут. Ведь видеть расположение противника — это важно.

В горах самое страшное оружие — миномет. Навесной огонь — такой огонь, от которого не укроешься. Миномет — вечное оружие».

Подъем — спуск — выдвижение… Все в обратном порядке.

Возвращение домой. Прощай, Афган!

Та вершина, на которой был Лашин, выполняя интернациональный долг, оказывая братскую помощь, сделала его сильным, закалила характер, научила достигать высот в своей жизни, где долг, честь, совесть были для него главными.

Сильный духом, он никогда не боялся перемен на пути к духовным и профессиональным вершинам.

Воплощенная им собственная уникальность в творчестве, радует нас, его современников.

Конечно же, у каждого из нас свои высоты, а стремление достичь их, иногда не совпадает с возможностями, в том числе — и характера.

Лашину удалось достичь своей вершины, своей высоты (хотя он нередко говорит, что надо еще взять эту высоту).

И на пути к этой вершине он встретил ту, о которой мечтал.

Москва

Кстати, фотографию, включенную в очерк, сняла она, его прекрасная спутница жизни.

Жизни, которую судьба сохранила Сергею Лашину в многочисленных боях в горах Афганистана во имя встречи с его любовью в Москве. То было время его Русской весны, его нового духовного подъема.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЕТЕРАНОВ БОЕВОЕ БРАТСТВО