Воин-христианин должен следовать нормам христианской этики, и особенно на войне. Например, он не может проявлять ожесточение по отношению к мирным гражданам, заявил председатель синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами, епископ Клинский Стефан (Привалов).

По словам священника, демонстрация военной силы со стороны России — это способ предупредить возможную агрессию потенциальных противников, который идет в русле норм христианской этики.

Епископ Клинский считает, что воин даже не может испытывать гнева к противнику, поскольку его цель — это не уничтожение противника, а принуждение к миру. «Иногда для этого даже не нужно вступать в конфликт. Достаточно простой демонстрации силы, как это порой делает сегодня Россия. Мы стремимся к мирному существованию и, демонстрируя возможности нашего оружия, посылаем сигнал: у нас есть чем отразить агрессию, не трогайте нас», — сказал священнослужитель. 

Участие в защите Родины с оружием в руках является священной обязанностью христианина, считает отец Стефан. Он напомнил слова святителя Филарета (Дроздова) о том, что, «любя своих личных врагов, воин должен, ничтоже сумняшеся, сокрушать врагов Отечества». 

«Представим себе, что было бы, если бы наш народ не взял оружие в 1941 году? Были бы уничтожены целые национальные культуры, ряд народов, считавшихся с точки зрения нацистской идеологии неполноценными, прекратили бы свое существование, мир погрузился бы во зло. В этом смысле уничтожение противника всеми доступными средствами — это не убийство, а защита», — сказал представитель Русской православной церкви.

Вместе с тем он признал, что «после боевых действий воину необходимо духовное очищение». Ранее человек, пришедший с войны, в течение некоторого времени даже не приступал к причастию, отметил епископ, но заверил, что сейчас таких норм нет. Воинов, участвующих в боевых действиях, исповедуют и причащают. 

«Однако понимание, что даже убийство на войне не может быть совершено бесстрастно, должно побуждать священника очень внимательно относиться к духовному состоянию вернувшегося с войны военнослужащего. Последнему нужна духовная реабилитация, усиленная молитва», — добавил глава синодального отдела.