20 декабря 1936 года в Ленинграде на заводе №189 был заложен крейсер «Максим Горький» – головной корабль проекта 26-бис. Спущен на воду 30 апреля 1938 года.

Крейсер – класс боевых надводных кораблей, способных выполнять задачи независимо от основного флота. Среди них может быть борьба с лёгкими силами флота и торговыми судами противника, оборона соединений боевых кораблей и конвоев судов, огневая поддержка приморских флангов сухопутных войск и обеспечение высадки морских десантов, постановка минных заграждений и другие. Слово «крейсер» на всех языках символизирует мощь, скорость, манёвренность.

К началу Великой Отечественной войны в составе Рабоче-Крестьянского Красного флота (РККФ) несли службу семь крейсеров, из них лишь два современных. В 1938 году был построен «Максим Горький», а в 1940 году «Киров». Они занимали особое место среди кораблей своего класса. По водоизмещению и скорости – лёгкие крейсеры, по артиллерийскому вооружению – тяжёлые.

ё

Проектирование началось в 1932 году в Ленинграде. Руководил работами известный конструктор Анатолий Маслов. Артиллерией главного калибра занимался Дмитрий Устинов, будущий маршал Советского Союза и министр обороны СССР. За основу был принят проект лёгкого крейсера итальянской фирмы «Ансальдо». Советские кораблестроители улучшили конструкцию корпуса и силовой установки, изменили систему артиллерийского вооружения. Они увеличили калибр главных орудий, обычно у лёгких крейсеров калибр составляет 152-мм, у тяжёлых крейсеров до 200-мм. На этих крейсерах выбрали усреднённый калибр 180-мм, что значительно его отличало от других крейсеров.  

При водоизмещении 8 882 тонны, «Максим Горький» мог ходить на дальность до 4 880 миль (до 7 853 км) на скорости 17,8 узла (32,9 км/час). Паровые турбины мощностью 129 750 л.с. обеспечивали скорость 36 узлов (66 км/час).

ё

Д.Ф. Устинов

Артиллерия крейсера была самой мощной среди всех однотипных кораблей в мире. В трёх башнях размещались девять орудий калибра 180-мм. Они обладали уникальными баллистическими данными. Снаряды весом 100 кг летели на 205 кабельтовых (38 км) при скорострельности 6 выстрелов в минуту. Такие мощные орудия на лёгких крейсерах имел только советский флот. Это давало серьёзное преимущество перед иностранными кораблями того же класса. Например, главный калибр германского «Нюрнберга» составлял только 150-мм.

Были на крейсере «Максим Горький» и другие пушки: 6 универсальных 100-мм и 10 зенитных калибра 37-мм. Артиллерия среднего калибра размещалась по обоим бортам в районе кормовой трубы. «Сотки» оказались очень удачными орудиями. Они могли стрелять 15 кг снарядами по воздушным целям на высоту до 52 кабельтовых (до 10 км), по морским – на дальность до 107 кабельтовых (до 20 км).

Для управления огнём использовались новейшие приборы наведения и отличная оптика. Зенитное вооружение дополняли крупнокалиберные пулемёты ДШК (Дегтярёва – Шпагина, крупнокалиберные).

Для запуска поплавковых гидросамолётов крейсер был оснащён катапультой. После приводнения специальными кранами их поднимали на борт крейсера. Защищённость «Максима Горького» была на уровне лучших мировых образцов: 70 мм брони по бортам и в башне главного калибра, двойное днище и прочные продольные переборки. Девятнадцать водонепроницаемых отсеков обеспечивали непотопляемость кораблю.

ё

А.Н. Петров

12 декабря 1940 года в 8 часов утра под звуки «Интернационала» - в то время государственного гимна СССР - крейсер вошёл в состав отряда лёгких сил Краснознамённого Балтийского флота. Над кораблём подняли Военно-морской флаг СССР. Командиром крейсера «Максим Горький» в период с 1939 по 1941 год  был капитан I ранга Анатолий Николаевич Петров. Анатолий Петров участвовал в советско-финской и Великой Отечественной войнах, после войны служил на Балтийском флоте. В будущем он станет вице-адмиралом, начальником Военно-морской академии кораблестроения и вооружения им. А.Н. Крылова.

До начала Великой Отечественной войны оставались считанные месяцы. Краснознамённый Балтийский флот был мощным оперативно-стратегическим объединением. В его состав входили 62 крупных надводных боевых корабля, 68 подводных лодок, береговая артиллерия и морская авиация.

В предвоенных планах боевой подготовки советских моряков главное место занимал эскадренный бой. Считалось, что с началом войны противник попытается крупными силами проникнуть в воды Финского залива, и создать угрозу Ленинграда. Основания для таких предположений были.

Весной 1940 года немцы напали на Норвегию. При этом были задействованы почти все корабли «Кригсмарине» – германских военно-морских сил. В советских штабах не исключали повторения такого же сценария в отношении побережья СССР. Обороняться планировали на подготовленной минно-артиллерийской позиции у входа в Финский залив. Главное внимание уделялось действиям надводных артиллерийских кораблей. Именно они должны были встретить противника, и разгромить его в морском бою. Этому и была посвящена боевая подготовка на крейсере «Максим Горький».

Корабль учился стрелять по целям в открытом море и на берегу, отражать атаки самолётов и торпедных катеров условного противника. Другие виды боевой подготовки противолодочную и противоминную оборону – почти не отрабатывали.

22 июня 1941 года крейсер «Максим Горький» встретил на рейде Риги. Как и другие корабли РККФ, уже с полуночи он находился в состоянии полной боевой готовности. В первый день войны Ригу и расположенную здесь военно-морскую базу Усть-Двинск немцы несколько раз атаковали с воздуха. Все налёты были успешно отражены зенитным огнём.

ё

Н.Г. Кузнецов

В 06.30 штаб Балтийского флота получил радиограмму за подписью адмирала Николая Герасимовича Кузнецова. Нарком ВМФ СССР приказал немедленно ставить минные заграждения в устье Финского залива, чтобы не допустить прорыва противника в Ленинград.

В море немедленно вышли советские минные заградители. На их прикрытие направился крейсер «Максим Горький» в сопровождении трёх эскадренных миноносцев. Это был первый боевой поход крейсера. Командовал группой прикрытия начальник штаба ОЛС контр-адмирал Иван Георгиевич Святов.

ё

И.Г. Святов

Но немцы и финны опередили советский флот. Они начали постановку мин ещё до начала боевых действий, вечером 21 июня. Этим занимались специально оборудованные корабли, катера и подводные лодки. На рассвете 22 июня к ним присоединилась авиация. Самолёты люфтваффе начали сбрасывать в море магнитные мины.

В течение трёх первых дней Великой Отечественной войны противник установил на Балтике более 1000 якорных ударных и 160-тонных неконтактных мин. С их помощью командование военно-морских сил нацистской Германии «Кригсмарине» планировало заблокировать советский флот в базах. Во многом эти расчёты оказались верными.

Ночью 23 июня Отряд лёгких сил (ОЛС) находился в районе мыса Тахкуна. Первым шёл эскадренный миноносец «Гневный». В 03.30 он подорвался на мине. Взрывом оторвало носовую часть, вплоть до мостика. Корабль попытались взять на буксир, но сделать это оказалось невозможным. С повреждённого корабля сняли моряков, а затем потопили его артиллерийским огнём.

Следом за эсминцем «Гневный», в  04.22 подорвался крейсер «Максим Горький». Контр-адмирал Святов позднее вспоминал: «Воздух дрогнул от оглушительного взрыва. Крейсер с полного хода ткнулся носом в воду, словно врезался в скалу, и замер. Застопорили ход, и взору предстала ужасающая картина – носовая часть оторвана, и затонула вместе с якорями». Сильнейший взрыв оторвал часть корабля длиной в тридцать метров, но он не смог разрушить мощную поперечную переборку. Механизмы и боевые средства корабля не пострадали. Взрыв на крейсере унёс жизни более ста человек личного состава.

ё

Что же случилось на минном заграждении, которое в немецких документах называлось «Апольда»? Почему «Максим Горький» едва не погиб в первые же сутки войны? «Апольда» состояла из 600 якорных ударных мин. Такая мина представляла собой шар диаметром около одного метра с пятью рогами-взрывателями. Боевой заряд 300 кг гексанита, заключённых внутри корпуса нёс смертельную угрозу для боевого корабля любого класса. Якорная система позволяла применять эти мины на всей акватории Балтийского моря.

Германские корабли установили «Апольда» ночью 22 июня. Утром советский дозорный тральщик обнаружил это минное заграждение, и экстренной радиограммой сообщил о нём штабу флота. Но в суматохе первых часов войны, когда приказы, донесения, сообщения сыпались одно за другим эта радиограмма затерялась.

Корабли ОЛС Балтийского флота шли прямо на минное поле без прикрытия тральщиков, кораблей, которые должны очищать фарватер. Дело в том, что перед войной тральщики в Советском Союзе почти не строили, они считались оружием оборонительным, а доктрина использования флота была наступательной. Флоту требовалось 200 тральщиков, но в наличии к 22 июня имелось всего 25 единиц.

ё

Некоторые средства противоминной борьбы на советских кораблях всё-таки были. К ним, в первую очередь относился параван-охранитель, типа К-1, который имелся и на крейсере «Максим Горький». Параван представлял собой металлический корпус обтекаемой формы, снабжённый отводящим крылом, гидростатическим прибором глубины, хвостовым стабилизатором с рулевым устройством и резаком. Обычно два паравана на стальных тросах двигались вместе с кораблём, по одному с каждого борта. Параван отводил мины, попавшие на его тралящую часть в стороны, и на безопасном для корабля расстоянии перерезал их минреп. Мина после этого всплывала, и её уничтожали артиллерийским или пулемётным огнём.

Однако, против специальных мин параваны оказались не эффективными. Бывали случаи, когда захваченные мины не подсекались резаком, а скользили прямо к борту корабля. Именно это и произошло с крейсером «Максим Горький». Пересекая линию минного заграждения «Аппольда», он захватил левой частью паравана мину. В ходе маневрирования корабля она ударилась о борт и взорвалась в двух метрах над килем.

Траверзная переборка на 61-ом шпангоуте от произошедшего взрыва не пострадала и сохранила водонепроницаемость. Чтобы устранить дифферент на нос, были затоплены кормовые дифферентные и креповые отсеки, а затем и кормовое подбашенное отделение. Переборки на 61-ом и 83-ем шпангоутах подкрепили деревянными упорами.

ё

Выяснив состояние корабля и машинного отделения, командир корабля, боясь разрушения носовой переборки, дал задний ход. Но крейсер описывал циркуляцию и не слушался руля. Командир пошёл на риск и дал машинами «Малый вперед». Траверзная переборка выдержала, постепенно скорость повысили до 8 узлов (14 км/час).

После ряда мероприятий, осуществлённых личным составом по обеспечению живучести корабля, крейсер пошёл своим ходом, развивая скорость до 12 узлов (22 км/час). Движение корабля проходило у самого берега, на предельно малых глубинах, иногда под килем оставалось 5–7 метров воды. Так удалось избежать новых встреч с минами. 27 июня «Максим Горький» благополучно прибыл в Кронштадт. Крейсер поставили в сухой док. Ремонт был очень сложным. Носовая оконечность крейсера включала несколько важных отсеков. В них находились судовые механизмы и электрооборудование, соединённые трубопроводами и кабелями.

В Ленинграде изготовили новую носовую часть и отбуксировали её в Кронштадт. Корабль не только ремонтировали, но и переоборудовали. Катапульту для запуска самолётов сняли, вместо неё установили четыре зенитных автомата и два крупнокалиберных пулемёта. Чтобы уберечься от налётов немецкой авиации, крейсер замаскировали. Из брезента и фанеры построили огромный светонепроницаемый шатёр. Он полностью закрывал носовую оконечность корабля.

ё

2 августа крейсер вывели из дока, 12 августа он вышел в море для проверки механизмов, оборудования, размагничивающего устройства и проведения ходовых испытаний. Вместо намеченных трёх месяцев на восстановление «Максима Горького» ушло всего 43 дня.

В начале осени 1941 года положение на северном фланге советско-германского фронта складывалось не в пользу Красной Армии. Танковые и моторизованные соединения вермахта рвались к Ленинграду, передовые части вышли на подступы к городу. На помощь сухопутным войскам пришли моряки Балтийского флота. Из крупных надводных кораблей были организованы группы артиллерийской поддержки.

24 августа 1941 года крейсер «Максим Горький» вышел на огневую позицию в Ленинградском торговом порту. Как только немецкие войска приблизились на расстояние досягаемости орудий главного калибра – крейсер открыл огонь. Своими снарядами «Максим Горький» поражал скопление войск и боевой техники, вёл контрбатарейную борьбу с немецкой дальнобойной артиллерией.

ё

Во второй половине сентября, когда противник штурмовал город, орудия крейсера вели огонь почти непрерывно, целыми днями, не считаясь с расходом боеприпасов. Орудия главного калибра балтийцев помогли остановить немецкое наступление.

В ответ противник развернул настоящую охоту за советскими кораблями. Крейсер «Максим Горький», зажатый в узостях торгового порта стал почти идеальной мишенью. 22 сентября несколько крупнокалиберных снарядов разорвались на палубах и в отсеках корабля. Крейсеру срочно требовалось сменить огневую позицию. Из-за своей длины, а она составляла около двухсот метров, «Максим Горький» не мог развернуться в акватории порта. Поэтому командир крейсера капитан I ранга Петров принял немыслимое при других обстоятельствах решение – задним ходом без помощи буксиров корабль прошёл через морской канал против течения Невы и ошвартовался в Бутуевском ковше. На всю операцию было затрачено всего 20 минут.

В дальнейшем корабль постоянно менял позиции, не прекращая вести огонь из орудий главного калибра. Длительное время почти весь период блокады Ленинграда, немцы пытались уничтожить крейсер атаками с воздуха и обстрелами дальнобойной артиллерии.

Чтобы максимально замаскировать корабль, его борта и надстройки покрасили белилами, палубу покрыли досками, различным ломом, мешковиной. «Максим Горький» буквально слился с береговыми сооружениями.

В апреле 1942 года немцы провели военно-воздушную операцию люфтваффе «Айсштосс» – ледовый удар. Целью операции было уничтожение основных сил Балтийского флота в блокадном Ленинграде. В ходе нескольких массированных авианалётов на крейсер обрушилось несколько сотен авиабомб. При этом зенитные расчёты крейсера сбили пять самолётов противника.   

ё

«Максим Горький» оставался в устье Невы до 1944 года. В январе крейсер вошёл в состав ударной артиллерийской группы, которая помогла сухопутным войскам на Ленинградском фронте. За время решающих боёв корабль выпустил по противнику 700 снарядов главного калибра.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 марта 1944 года «За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом личным составом доблесть и мужество» крейсер «Максим Горький» был награждён орденом Красного Знамени.

Судьба корабля оказалась парадоксальной. Созданный для действий флота в открытом море, он воевал только в мелководном Финском заливе и на реке Нева. Едва не уничтоженный в первые сутки войны, он вернулся в строй, и своими орудиями три года прикрывал Ленинград. Летом 1944 года, после снятия блокады Ленинграда корабль поддержал огнём своих орудий наступление частей Красной Армии на Выборг. Линия Маннергейма, которую финны укрепляли на протяжении нескольких лет, не выдержала огня главного калибра крейсера «Максим Горький».

С 1941 по 1944 годы кораблём было выполнено 126 боевых стрельб. По позициям неприятеля артиллерией крейсера «Максим Горький» было выпущено 2300 180-мм снарядов. Когда его орудия остыли от стрельбы по неприятелю, война для этого корабля закончилась.

25 февраля 1946 года крейсер «Максим Горький» вошёл в состав Южного Балтийского флота (с января 1947 года – 4-й ВМФ), перешёл в Лиепаю, а затем в Балтийск. В октябре этого же года крейсер с пятью эсминцами находился в море на учениях. 7 ноября 1947 года «Максим Горький» прибыл в Ленинград для участия в параде.

ё

Н.И. Камов

В декабре 1950 года на корабле проводились испытания первого советского корабельного вертолёта Ка-10. На испытаниях, прошедших успешно, присутствовал главный конструктор своего детища Николай Ильич Камов. Для взлёта и посадки вертолёта на юте корабля разметили белый квадрат размером 7х7 метров. Сам аппарат со снятыми лопастями установили на шкафуте у среза полубака. Площадку для стоянки выбрали очень удобную – винтокрылая машина не мешала стрельбе даже из главного калибра. Никаких других доработок для её эксплуатации на крейсере не требовалось, только во время полётов «срубался» кормовой флагшток. Методика выполнения взлёта и посадки вертолёта отрабатывалась при различных направлениях и скоростях воздушного потока над палубой корабля. Для этого крейсер ходил разными курсами, изменяя скорость хода – от малого до полного. Первая посадка вертолёта на палубу крейсера состоялась 7 декабря 1950 года.

В июле 1953 года, в День Военно-морского флота,  крейсер «Максим Горький» в последний раз возглавил парад кораблей на Неве. В декабре корабль встал на капремонт и модернизацию на заводе №194 в г. Ленинграде.

Было рассмотрено несколько проектов модернизации и дальнейшего использования корабля. Но 17 февраля 1956 года вполне ещё боеспособный корабль был выведен из боевого состава Краснознамённого Балтийского флота и переименован в опытовый крейсер. 18 апреля 1959 года на корабле спустили Военно-морской флаг СССР. Крейсер «Максим Горький» был исключён из состава Военно-морского флота и сдан на слом.

ё

 

Сергей Хайминов, капитан-лейтенант, член Всероссийской общественной организации ветеранов «БОЕВОЕ БРАТСТВО»

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЕТЕРАНОВ БОЕВОЕ БРАТСТВО