15 февраля исполнилось 30 лет со дня вывода советских войск с территории Демократической Республики Афганистан (ДРА). Афганская война — так мы называем те трагические события, растянувшиеся на долгие девять лет, один месяц и восемнадцать дней… 

В этой войне принимали участие и наши земляки, самым молодым из них в этом году исполняется по 50 лет… Для них, советских юношей и мужчин, исполнявших свой интернациональный воинский долг в раскаленных горах и ущельях Афганистана, время службы навсегда осталось в памяти, где мужество, стойкость и отвага стояли бок о бок со страхом и отчаянием от потери друзей и безысходности ситуаций.

Истринец, рядовой разведбригады спецназа ГРУ, а сегодня — член Истринского отделения ветеранской организации «БОЕВОЕ БРАТСТВО» Михаил Никитин — тот, кто одним из последних пересек границу Афганистана ровно тридцать лет назад, во время завершения выполнения задач 40-й армией под командованием генерал-полковника Бориса Громова. 

15 февраля 1989 года, он, двадцатилетний паренек Миша Никитин, за год и месяц службы в ДРА принявший участие в нескольких десятках операций по уничтожению душманских караванов с наркотиками и оружием, с застывшей от счастья улыбкой на возмужавшем и загорелом лице, с копной русых волос, находился в охране ГРУ генерал-полковника Громова рядом с мостом Дружбы, по которому проходили последние советские БТРы. Это были его последние минуты службы в Афганистане, оттуда вышел он опытным спецназовцем, метким стрелком, ловким десантником, неуязвимым разведчиком. 

Именно таких, отважных, сильных, выносливых, особенно тщательно отбирали по городам и весям необъятного СССР, а потом не менее тщательно тренировали в «учебке» в ташкентской глубинке в течение полугода, готовя для спецбригад ГРУ, чтобы потом отправлять в горячие точки мира. Михаила Никитина направили в Афганистан.

Закончив Лучинскую среднюю школу и поработав немного во ВНИИЭМе, Михаил успел получить водительские права и научился прыгать с парашютом. Когда призвали в ряды советской армии, попал в спецнабор и оказался в той самой учебной части Чирчик рядом с Ташкентом, где за полгода ребят обучили не только метко стрелять и прыгать с парашютом, но и владеть собой в самых сложных боевых ситуациях.

— Высокие горы, восходящее солнце и безбрежное красное маковое поле, в которое ты прыгаешь с парашютом и замираешь от восторга! — вспоминает Михаил свои учебные прыжки в отряде десантников. — И на фоне этого — неимоверные нагрузки: утомительные ежедневные марш-броски, стрельбы, сдача всевозможных нормативов... 

Первое яркое воспоминание от Кабула, оставшееся на всю жизнь, — раскаленный жар в лицо и неимоверный грохот вертолетов, охраняющих аэропорт столицы Афганистана. Именно туда весной 1987 года направили новую группу спецназа ГРУ, в которую попал Михаил.

А потом, вплоть до февраля 89-го, особая миссия — ликвидировать пересекавшие границу с Пакистаном караваны, груженые оружием и наркотиками.

— Главная задача нашей группы — полная ликвидация караванов с оружием и героином. Делать это нужно быстро, в темноте, чтобы нас никто не увидел. Мы работали только ночью, перемещались по территории всего Афганистана, — делится Михаил. — Наши летчики, увидев с высоты, куда идет навьюченный грузом караван, направляли нашу группу в то или иное ущелье, обозначая нам его местоположение. Добравшись вертолетами-«вертушками» или «на броне» БТРов за 25 км до места, мы пешком пробирались к месту дислокации каравана и затем при помощи гранат и другого оружия проводили операцию полного его уничтожения. Без прицелов и биноклей ночного видения, без специального оборудования «афганский спецназ ГРУ» не работал. Кроме спецснаряжения, каждый из группы в 20 человек нес на себе по полцентнера боеприпасов, сухпаек и запас питьевой воды на несколько дней. Такие марш-броски проводились под покровом ночи, а днем, когда температура воздуха в тени достигала +55 градусов, группа скрывалась в ущельях, ожидая сумерек и опасаясь обнаружения местными жителями.

— В феврале 1989-го выходили из Афганистана через перевал Саланг, верхом на броне, для безопасности, внизу БТРа — вещи, мы сами — наверху, чтобы в случае чего не размазало по стенкам, а выбросило наружу, — вспоминает последний день службы в Афганистане Михаил Никитин. 

Еще два месяца после выхода Михаил со своими сослуживцами и пограничниками ловили беженцев, хлынувших потоком из Афганистана в Советский Союз. 

С сослуживцами спецбригады ГРУ Михаил Никитин поддерживает дружеские отношения, встречаясь на юбилейных мероприятиях и семейных торжествах. Да и как иначе, ведь пройденное и пережитое вместе в Афгане остается в сердце каждого навсегда.