ЭССЕ

Грудачёвой Полины Егоровны

 

Город Сургут, школа МБОУ СОШ №45, класс 9 «Г»,

 

Творческий конкурс

«Сталинград. Судьба человека»

 

Курировавший подготовку работы – Массленикова Наталья Ивановна

Признанный всеми факт, что подрастающее поколение с точки зрения взрослого человека - это молодые люди неразумные, бестолковые и просто беззаботно прожигающие своё время. Я хочу сказать за себя и за своих друзей, что это не так. И попробую выразить это в своей работе.

Я абсолютно уверена, что изучение истории важно для развития личности человека, его духовных ценностей, проявления патриотизма и понимания понятий морали, и просто добра и зла.

Сухие исторические факты и цифры конечно же надо знать, но они вряд-ли помогут в воспитании силы духа человека. Для этого нужно изучать не простую историю, а историю судеб, которых в военное время тысячи, если даже не миллионы… Но прочтение лишь одной подобной истории, может перевернуть мир человека - мир подростка. Сложно представить, что кто- то из нас - современных подростков, живущих в мирное время, может везти себя, как герой и совершить подвиг. Но прочитав личные дневники, посмотрев документальные фильмы о военном времени, ты невольно ставишь себя на их место, и случившееся пропускаешь сквозь себя, через свою душу. И вдруг ты задаешь себе вопрос :«а как бы поступил я?», когда рядом горе, голод, смерть близких, жестокость и несправедливость. Страшно… Я не знаю, как бы я поступила, но точно знаю, что своих близких я бы защищала до последнего.

Это ЭССЕ посвящено Сталинградской битве - одной из крупнейших в Великой Отечественной войне, длившаяся с 17 июля 1942 года по 2 февраля 1943 года.

Работая над ЭССЕ, я наткнулась на роман Василия Семёновича Гроссмана (настоящее имя — Иосиф Соломонович Гроссман) «Жизнь и Судьба» - это главное произведение в его жизни. Правдивые истории людских судеб, увиденные глазами Василия Гроссмана , были увековечены в его рукописях. Читая литературных критиков, я понимаю, что это очень сложное и глубокое произведение с политическим смыслом. Но для меня это в первую очередь - история людей с различным прошлым, но которых объединила одна беда, одно горе, одно время. Люди разных наций, разных стран, разных сословий. И большинство из них погибло под Сталинградом.

Во время битвы за Сталинград В. С. Гроссман находился в городе с первого до последнего дня уличных боёв. Он был одним из первых, кто попал на территорию некоторых концентрационных лагерей Западной Германии сразу после их освобождения. Увиденное не могло его не поразить. И я хочу процитировать его слова из книги, сказанные Софьей Осиповной Левинтон (героиня романа – военный хирург), арестованной на окраине Сталинграда, и попавшей в немецкий концлагерь: «всего за несколько дней многие люди проходят путь от человека до «грязной и несчастной, лишённой имени и свободы скотины». Софья Осиповна Левинтон была военным хирургом. Как уже написано выше, она попала в плен под Сталинградом, и была отправлена вместе с другими евреями в концентрационный лагерь, где она встретила шестилетнего мальчика Давида , на глазах которого погибла его мать. К ранимому, впечатлительному ребёнку она испытывала материнские чувства. Она старалась успокоить и обнадёжить его. Я не представляю, какие слова нужно говорить ребёнку для успокоения, при этом, понимая безысходность ситуации, и каков будет конец. Софья Левинтон вместе с Давидом погибли в газовой камере…

Гроссман много писал о людях, прошедших Сталинградскую битву и о тех, кто отдал свою жизнь там под Сталинградом за своих детей, любимых и за Родину. Эта битва стала переломным моментом в Великой Отечественной Войне: общие потери врага убитыми, ранеными, пленными и пропавшими без вести составили около 1,5 миллион человек. По приблизительным подсчётам с обеих сторон во время Сталинградской битвы погибло около 2-х миллионов человек . Самоуверенное вероломство немецких солдат сменилось отчаянием, схожим с тем, что сопровождали Красную Армию в первые месяцы боёв. Когда в Берлине вздумали в целях пропаганды напечатать письма со сталинградского фронта, выяснилось, что из семи мешков корреспонденции только мизерная часть содержит одобрительные высказывания о войне, а больше половины бойню отвергали.

Можно сказать, что война, как противостояние равновеликих войск была закончена здесь, в Сталинграде – прежде всего потому, что здесь, на Волге, рухнула солдатская вера в непогрешимость и всемогущество фюрера.

Вот несколько отрывков из писем немецких солдат.

«Ну вот, теперь ты знаешь, что я не вернусь. Пожалуйста, сообщи об этом нашим родителям как можно осторожнее. Я в тяжелом смятении. Прежде я верил и поэтому был сильным, а теперь я ни во что не верю и очень слаб. Я многого не знаю из того, что здесь происходит, но и то малое, в чем я должен участвовать, – это уже так много, что мне не справиться. Нет, меня никто не убедит, что здесь погибают со словами «Германия» или «Хайль Гитлер». Да, здесь умирают, этого никто не станет отрицать, но свои последние слова умирающие обращают к матери или к тому, кого любят больше всего, или это просто крик о помощи. Я видел сотни умирающих, многие из них, как я, состояли в гитлерюгенд, но, если они еще могли кричать, это были крики о помощи, или они звали кого-то, кто не мог им помочь».

«Во время атаки мы наткнулись на легкий русский танк Т-26, мы тут же его щелкнули прямо из 37-миллиметровки. Когда мы стали приближаться, из люка башни высунулся по пояс русский и открыл по нам стрельбу из пистолета. Вскоре выяснилось, что он был без ног, их ему оторвало, когда танк был подбит. И, невзирая на это, он палил по нам из пистолета!»

«В самый первый день, едва только мы пошли в атаку, как один из наших застрелился из своего же оружия. Зажав винтовку между колен, он вставил ствол в рот и надавил на спуск. Так для него окончилась война и все связанные с ней ужасы»

«Мы почти не брали пленных, потому что русские всегда дрались до последнего солдата. Они не сдавались. Их закалку с нашей не сравнить…»

«Русские всегда славились своим презрением к смерти; коммунистический режим еще больше развил это качество, и сейчас массированные атаки русских эффективнее, чем когда-либо раньше. Дважды предпринятая атака будет повторена в третий и четвёртый раз, невзирая на понесенные потери, причем и третья, и четвертая атаки будут проведены с прежним упрямством и хладнокровием... Они не отступали, а неудержимо устремлялись вперед»

«Я искал Бога в каждой воронке, в каждом разрушенном доме, в каждом углу, у каждого товарища, когда я лежал в своем окопе, искал и на небе.

Но Бог не показывался, хотя сердце мое взывало к нему. Дома были разрушены, товарищи храбры или трусливы, как я, на земле голод и смерть, а с неба бомбы и огонь, только Бога не было нигде. Нет, отец, Бога не существует, или он есть лишь у вас, в ваших псалмах и молитвах, в проповедях священников и пасторов, в звоне колоколов, в запахе ладана, но в Сталинграде его нет… Я не верю больше в доброту Бога, иначе он никогда не допустил бы такой страшной несправедливости. Я больше не верю в это, ибо Бог прояснил бы головы людей, которые начали эту войну, а сами на трех языках твердили о мире. Я больше не верю в Бога, он предал нас, и теперь сама смотри, как тебе быть с твоей верой».

О жестокости фашистов знают все, но отвага и бесстрашие русских солдат не раз поражало врагов так, что даже были случаи, когда наших солдат хоронили немцы с военными почестями. Из дневника обер-лейтенанта Хенфельда: «17 июля 1941 года… Вечером хоронили неизвестного русского солдата (речь идет о 19-летнем старшем сержанте-артиллеристе Николае Сиротинине). Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости... Оберст перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, мы завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок.». Полковник Эрхард Раус, командир кампфгруппы «Раус» писал о четырёх советских танкистах (танк КВ-1), которые фактически одним танком сдерживали продвижение боевой группы «Раус» двое суток: «…Внутри танка лежали тела отважного экипажа, которые до этого получили лишь ранения. Глубоко потрясенные этим героизмом, мы похоронили их со всеми воинскими почестями. Они сражались до последнего дыхания, но это была лишь одна маленькая драма великой войны».

Я хочу закончить своё ЭССЕ словами из письма одного из немецких солдат: «…Часто задаёшь себе вопрос: к чему все эти страдания, не сошло ли человечество с ума?...». Читая о ужасах войны, не только Сталинградской битвы, я задаю себе такой же вопрос. Я не хочу этого горя, этих страданий, этого ужаса. Но не зная этой истории, никогда не задумаешься над этим. Так зачем из поколения в поколение нужно перечитывать и пересматривать факты войны, в том числе и судеб людей, погибших во время Сталинградской битвы? Для того, чтобы люди не повторяли подобных ошибок. Я думаю, если бы все мои сверстники размышляли, как я, то в нашем поколении точно бы не было войны.