Автор: Гришкина Анастасия Андреевна

Тюменская область, Белоярский район, село Полноват.

Муниципальное автономное образовательное учреждение Белоярского района «Средняя общеобразовательная школа им. И.Ф. Пермякова С. Полноват», 9 класс.

Название работы : Из старой шкатулки (по рассказам моей прабабушки)

Учитель: Хусаинова Лариса Ришатовна

 

Из старой шкатулки (по рассказам моей прабабушки)

Хочу открыть вам маленькую семейную тайну: в сундуке моей прабабушки хранится старая шкатулка с потертыми боками и сломанной застежкой. Мне кажется, что она волшебная. В ней лежат медали и орден Красного Знамени, полученные моим прадедом, участником Великой Отечественной войны. Дед… Совсем коротенькое слово, мягко «ложащееся на язык», да и произносить его хочется с необыкновенной добротой и надеждой. В трех буквах этого слова скрывается целая жизнь…. Деда уже нет в живых. Он ушел из жизни, когда я была еще младенцем. Прабабушке уже девяносто «с хвостиком», но она еще бодро себя чувствует, хотя последнее время стала часто болеть. Про прадеда по отцовской линии я узнаю именно от нее, ибо она - первый источник информации. Бабуля нежно берет шкатулку, открывает ее и раскладывает на подушке все медали: «За Отвагу», «За оборону Сталинграда», «За боевые заслуги»…словно гид- экскурсовод она уводит меня в те страшные сороковые, когда прадед был полон сил - молод, красив, статен, и …защитник моей Родины. Ее рассказы заставляют волноваться меня до глубины души и гордиться своим прадедом. Из ее уст я узнаю, как он выбирался с группой бойцов из окружения под Сталинградом, как передвигался по дороге в Берлин, но не дошел до него. Тогда, в 42 – ом, Советские войска пытались удержать правый берег реки Волги, но (к сожалению) вынуждены были отступить, чтобы новыми силами одолеть врага.   Шальная фашистская пуля ранила его в ногу, и он был отправлен в госпиталь, в город Ташкент, где и встретил Победу. Так мечта прадеда – увидеть Берлин - не сбылась. Ранение было настолько серьезным, что он остался хромым на левую ногу. В госпитале не хватало лекарственных препаратов и медикаментов. Рана кровоточила – нечем было обрабатывать, в результате чего завелись белые черви, которых мой дед вытаскивал сам, а рану прижигал пеплом…. После войны он работал в колхозе имени Фрунзе, но болезнь дала о себе знать. Мне становится страшно после того, как я воочию представляю эту картину. Жуткая история на этом не заканчивается. Вернувшись с войны, он рассказывал бабуле о том, что освобождая наших пленных из фашистского лагеря, им была найдена в лесу железнодорожная узкоколейка, где вместо шпал были использованы трупы замороженных русских пленных, на которых просто положили рельсы и вбили огромные гвозди - костыли. Узкоколейка была использована для вывоза руды из шахты. От рассказов прабабушки у меня по всему телу «бегут» мурашки, хочется плакать, но я стараюсь не показывать своих слез, чтобы лишний раз не расстраивать ее. Неужели у тех, кто сделал это, нет сердца? Вопрос остается риторическим, но я пытаюсь сама на него ответить: сердца нет, да и не было, наверное. Просто хочется посмотреть в глаза той матери, которая родила это «чудовище». В глубине души радуюсь за то, что я не видела этого ужаса, но помнить об этом мы должны всегда… Бабуля нежно протирает медали мягкой тряпочкой и снова складывает их в шкатулку, а я задаюсь одним вопросом: когда же она откроет ее снова? Хочу услышать очередной рассказ про деда, который улыбается мне с пожелтевшей от времени фотографии из старого альбома. Шкатулка закрывается и опускается на дно сундука, словно закапывается в «землю» среди бабушкиных старых вещей. Опускается крышка, и мы с ней идем на кухню пить чай. За столом я пристально всматриваюсь в ее морщинки и гоню прочь мысль о том, что скоро она « увидит» дедулю, если верить в потустороннюю жизнь. А пока…. живи, моя родная, живи…Ты одна из последних, кто хорошо знает моего прадеда, которому я отдаю низкий поклон.