Гринько Дарья Васильевна,

Санкт-Петербург, ГБОУ гимназия № 528 Невского района, 10б класс

Сталинград. Судьба человека.

Учитель Хвостова Елена Станиславовна

Знаете, что поразило меня, когда я узнала о судьбе 1077-го зенитного артиллерийского полка? Не мужество – к этому за время изучения истории войны уже привыкаешь, но самоотверженность людей 1942 года…

Свою судьбу нельзя предугадать, и никто из советский людей не предполагал, что на его долю выпадет война, а значит, вряд ли готовился к испытаниям заранее. Зачем в обычной жизни учительнице самоотверженность, кондуктору – стойкость, а швее-мотористке – умение пересиливать страх и боль? И вот девочки, вчерашние школьницы и студентки, идут записываться добровольцами. И попадают в 1077-й зенитно-артиллерийский полк (Зенап), защищающий подступы к Сталинграду. А. Белоконь, В. Акимова, Н. Ширяева, О. Дурнева, А. Воробьева, М. Гуменюк, В. Петрова, З. Бадамшина, М. Михайлова, А. Арсенова, Б. Тухватшинова, М. Зиганшина – всего 75 человек, о которых сохранились сведения. Конечно, полк не состоял из одних девчонок, просто в немецких архивах есть сведения о факте, поразившем фашистов: возле раздавленных орудий на северной окраине Сталинграда в районе посёлков Латошинка, Акатовка и Рынок они обнаружили погибшие женские расчеты.

Немцев в этом месте никто не ждал, 23 августа 14-й танковый корпус генерала фон Виттерсгейма встретили всего три зенитных батареи второго дивизиона 1077-го полка под командованием капитана Луки Ивановича Даховника. На помощь из города от расположенного в полутора километрах тракторного завода вышли два танка и три бронированных трактора, сопровождаемые батальоном рабочих, вооруженных трехлинейками. Дальше был ад. «От обстрела вражеской артиллерии, от бомбежек земля вздымалась на дыбы, воздух темнел, в ушах звенел рев фашистских самолетов, лицо осыпало горячим песком, на зубах хрустело, — вспоминает участница боя 23 августа Нина Ширяева. — Было страшно, но никто не плакал, не показывал страха, все команды выполняли быстро, бегом подносили снаряды к пушкам, выводили раненых. Пока есть снаряды, пушки бьют». Зенитные орудия, предназначение которых бить по самолетам, прямой наводкой стреляли по танкам и мотопехоте врага. У прицелов стояла необстрелянная молодежь, но выбора у ребят не было – позади Волга. Да и «Ни шагу назад» (приказ № 227 Народного комиссара обороны СССР И. В. Сталина «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций» или в просторечии «Ни шагу назад!» был издан 28 июля 1942 года) все помнили. Что думали и чувствовали в этот момент девочки-зенитчицы? Наверное, то же, что любой человек на их месте. «Если бы в Сталинграде в августе 1942 года мне сказали, что я проживу более 40 лет и приеду сюда с супругой и внуком, я бы ответил… А что бы я ответил? Не поверил бы, что живой вернусь? Нет. Каждый солдат втайне надеялся дожить до конца войны и вернуться домой, если уж не невредимым, то хотя бы живым,» — рассказывал Михаил Николаевич Соколов из 1077-го Зенап. Быть живым. Выжить. Возможно, любой ценой – это же инстинкт. Вот что потрясает в тех, кто выдержал кровопролитнейшее сражение в истории Великой Отечественной войны: они хотят жить, им страшно (как всякому нормальному человеку), но они выполняют свой долг. Долг перед кем? Перед партией и страной? Или перед будущим? Перед своими нерожденными детьми? В этом смысле человек, безусловно, хозяин своей судьбы. Мы не можем выбрать время и место своего рождения, но мы можем достойно прожить то, что выпало нам на долю. Как это сделала молодёжь 40-х годов.

Бывшая зенитчица Наталья Шолох вспоминала: «Мы подвигов не совершали: не участвовали в рукопашной, не ходили в разведку, но ежедневно, рискуя жизнью, мы отражали атаки немецкой авиации». Война стала делом, а это дело нужно выполнять честно. Честно – значит, самоотверженно, не щадя живота своего. Единственная зенитчица, найденная редактором проекта «Военный альбом» Станиславом Жарковым живой в 2014 году, Любовь Тимофеевна Асташева в интервью сказала: «Я помню войну всегда, ее невозможно забыть. Какие замечательные девчонки воевали со мной!..» «Замечательные девчонки» в Зенап в основном выполняли работу медсестер и прибористок (работали на приборах ПУАЗО), но когда не осталось в живых мужчин, они встали на их место. После боя 23 августа немцы были настолько озлоблены, что не брали в плен зенитчиц. Около 40 раненых было сброшено умирать в колодец. Генерал фон Виттерсхайм, увидев тела убитых девушек, был так впечатлён их храбростью и потрясён потерями своих войск, что стал убеждать Паулюса не идти на Сталинград.

«Судьба заключена в характере…» — считает писатель Акутагава Рюноскэ. В чем секрет силы характера этих девушек – вот что мучает меня, заставляет снова и снова обдумывать прочитанные воспоминания. Неужели сегодняшняя я смогла бы выстоять там, в том аду, где они просто исполняли долг? Ни одна из них не считала свое поведение героическим, они просто делали все, что в их силах, для общего дела. А дело было – великое. Может быть, в этом и кроется разгадка? Может быть, мы просто не знаем своих возможностей, как и они, когда уходили на фронт. Но если на наши плечи ляжет такая же ответственность, то и в наших душах проснется лучшее, а характер окажется столь же волевым.