Арутюнян Арсений Гамлетович

ученик 11 класса

МБОУ Сергиево-Посадская гимназия имени И.Б. Ольбинского

«Сталинград- её 17 лет…»

Учитель: Байч Софья Юрьевна

город Сергиев-Посад

2018

Я не был на войне, но с ними был

Когда от их рассказов стыло сердце

И с ними до Победы дошагал

От холода в окопах смог согреться

Я брал Берлин и видел Сталинград

Я в Ленинграде выживал в блокаду

И Вену от фашистов отбивал,

И получил там первую награду...

И эту боль навеки сохранив,

Победы радость буду помнить вечно

Я этим пламенем теперь всегда горю,

Поскольку память сердца бесконечна!

И все, что мне поведали они,

Слёз не скрывая, раны вороша,

Не смею никогда теперь забыть,

Чтоб не черствели сердце и душа...

Сталинградская битва - одна из самых кровавых в истории человечества. Ветераны Сталинградской битвы вспоминают, что горели даже вода и воздух. Сталинградская битва-это переломный момент в Великой Отечественной войне. Это уникальный подвиг советского народа. 200 ступеней к вершине Мамаева кургана — это 200 дней и ночей героизма, отчаяния, надежды и мужества. Мы понесли огромные потери-1 129 619 советских граждан отдали свои за наше будущее. За отвагу и мужество, проявленные в данной сражении 125 человек были стали Героями Советского Союза, большинство из них- посмертно. Все мы знаем легендарный подвиг Сержанта Якова Федотовича Павлова (1917-1981), который вместе со своими бойцами оборонял 58 дней обороняли от немецко-фашистских захватчиков дом. Который после войны стали называть дом «Павлова». Мы помним о Рубен Руисе Ибаррури (1920-1942), который после гибели командира батальон принял командование на себя и шквальным огнем отбросил фашистов. Был тяжело ранен и скончался в госпитале, о Михаиле Паникахе (1914-1942), солдате, который несмотря на то, что сам был охвачен пламенем уничтожил немецкий танк и спас своих товарищей. Мы можем долго вспоминать других героев Сталинграда: Николая Ивановича Власова (1916-1945), Чичико Кайсаровича Бенделиани (1913-1944), Николая Васильевича Харитонова (1920-1986), Алексея Прохоровича Волошина (1920). Но в своем эссе я хочу рассказать о других людях. Они не стали Героями Советского Союза, но они внесли свой вклад в разгром немецко-фашистских захватчиков под Сталинградом.

В моей семье никто не воевал под Сталинградом. Брат моей прабабушки- Сигуткин Михаил Степанович (1923-1942) погиб в эшелоне, который ехал в Сталинград. Он не принял участие в боях, мальчишкой, прибавив себе год он ушел на фронт по первому зову Родины. Не оставил Родину одну в трудный час. Он погиб, не успев даже подержать в руках оружие. Но он герой, потому что не остался в стороне.

Вдобавок, я не застал ни одного своего родственника- участника Великой Отечественной войны. Все они ушли из жизни до моего рождения. Мне всегда их не хватало. Я стал заниматься военно-патриотической работой, основал проект «Память Сердца» и стал записывать воспоминания фронтовиков нашего края. Среди моих знакомых ветеранов, есть участники Сталинградской битвы. И о них я расскажу в своем эссе.

Анна Марковна Зонова (Галак) (1925)- участница Сталинградской битвы. Родилась в июне 1925 года. Ее отец начал свою работу в дивизии Котовского, прошел школу красных командиров и всегда был на партийной работе. В 1938 году ее отец учился на переподготовке партийных работников. После окончания Никита Хрущев ее отца и остальных офицеров посылал парторгами ЦК, и слушателям этих партийных курсов он давал наставления и распределял. Отец Анны Марковны выбрал юг. Анна Марковна рассказывала, что 1938 году, с мамой как‑то шла, а в то время было очень много цыган, и одна цыганка говорит маме: «Давай погадаю?», а мама говорит: «Не надо, иди своей дорогой», она на меня посмотрела и говорит: «У тебя девочка красивая, у нее три пуда счастья!» Сказала и сказала, я это как ребенок — мимо ушей, а когда после войны папа с фронта вернулся с пулей в позвоночнике — инвалид войны, я пришла, и мама вспомнила эту фразу: «А помнишь, цыганка тебе нагадала три пуда счастья?» 19 июня 1941 года Анна Марковна закончила 10 классов, а 22 июня началась война. Папу сразу призвали, потому что он был офицером запаса. 24 июня его вызвали в военкомат и предложили большую должность, а нам отец велел Анне Марковне и маме: «Уезжайте! Будет война долгая и тяжелая, вы уезжайте отсюда!» Уехали не только мы, но и научные сотрудники. Отправили их в Сталинградскую область. Это был 1942 год. Анна Марковна работала на машинно-тракторной станции в конторе, потому что мужчин призвали. Была счетоводом в бухгалтерии этой МТС. И уже весной 1942 года начали к нам поступать раненые. Очень было много раненных. «Это невозможно»- вспоминает Анна Марковна. В этой машинно-тракторной станции были навесы — туда со всех колхозов свозили трактора, комбайны на ремонт. Так вот, машины из‑под навесом изъяли, солому стелили и рядышком клали всех раненых, которых привозили из‑под Сталинград, с Дона. В конце августа Анна Марковна получила повестку. Директор Иван Степанович сказал: «Эту девочку нельзя забирать». А маленькая Анна активная была, комсомолка, помогала раненых перевязывать, поить их… Такие страшные ранения, а жарко было летом 1942 года, под бинтами было полно червей — очень тяжело. В конце августа она получила вторую повестку, потому что Иван Степанович с женой добровольно ушли на фронт, поэтому приехал другой директор МТС, и он Анну Марковну запросто отправил в военкомат. Приехала она с мамой, конечно, потому что любой маме жалко ребенка, когда идет война. Сидит комиссия из четырех мужчин, заходишь, спрашивают: «Фамилия? Имя? Отчество? Комсомолка?» — комсомолка. «Кто на фронте?» — «Отец» — «Защищать Родину хочешь?» Что бы вы ответили, когда идет такая страшная война? «Хочу, хочу!» — «Иди в ту дверь». Анна Марковна пошла. Там сидит мужчина в белом халате — врач. Он в глазки ей посмотрел и сказал: «Иди в ту дверь. Здорова». Попала в город Камышин. Там собирали из Сталинградской и Саратовской областей молодежь на защиту Сталинграда. Призванных юношей и девушек переправили из Камышина через Волгу, и они по левой стороне Волги шли к Сталинграду днем и ночью. Сначала только днем, а потом уже, ближе к Сталинграду, в километрах 150–170 от города никогда Анна Марковна столько не ходила. На левой стороне есть такое село Николаевка. Вот там был 203‑й запасной полк, знаменитый, как потом она прочитала в каких‑то воспоминаниях, что знаменитый. Наверное, через этот запасной полк прошли миллионы людей. В этом запасном полку их учили всему: что такое взвод, что такое полк — чтоб мы имели представление, какое строение армии. Изучали еще ручной автомат, пулемет, винтовку — собирали, разбирали для того, чтобы знать, как оно все стреляет. Учили ползать по‑пластунски, учили идти в атаку — там у них была небольшая будочка, наверное, туалет, так мы этот туалет брали в атаку несколько раз, ползали по‑пластунски — тоже брали это «укрепление» несколько раз. Тренировались. А еще им не давали никакого обмундирования. Представляете, в платьице ползать, и брать это учреждение было не очень удобно. После обучения ее пригласил майор, видимо, данные у него какие‑то были, он посмотрел и спросил о том, кто на фронте, какая семья, откуда она. Побеседовал со ней и говорит: «Девочка, я тебя хотел в партизаны радистом, а потом думаю: пожалею тебя, не пошлю в партизаны, отправлю тебя в часть». После этого собеседования, там землянка такая была — окошко из земли — тебе оттуда выбрасывают обмундирование. Было все не по мне, но мы маленько менялись между собой, ведь ты подходишь, он выбрасывает обмундирование, но не видит, кто подошел, ему главное выбросить нам форму. Мне сказали, что я радист. Попала Анна Марковна в артиллерийскую часть 57 армии, и уже только тогда, когда мы переплыли через Волгу. А что значит переплыть: маленький катерок, мы стояли впритык друг к другу под обстрелом фашистских самолетов. В части полуземлянка, там солдаты, а Анна Марковна как‑то боялась и оттого прижалась в уголочек и смотрит: один солдат заходит и смотрит на меня, другой, третий, оказывается, им сказали, что пришло пополнение, и они на меня смотрят как на чудо. Ждали мальчика-радиста, а пришла вот такая… Но она даже радиостанцию не видела, вернее, коробку видела, а саму — ни разу, и пришел к ней Кеша Крохолев — Иннокентий его зовут — он сам из Сибири, из Барнаула. Он показал: «Вот стрелка, это включаешь, вот это нажимаешь, переключатель, нажимаешь, лампочка горит — радиостанция работает». Он был ее учитель по тому, как работать на радиостанции, но предупредил строго: «дали тебе позывной — никому не говори, никаких бумажек, запомни и никому не говори» — этому он меня научил в первую очередь. Это был ее наставник, как радиста.

И вот она влилась в эту среду под Сталинградом. Первое, что ей запомнилось — там не рыли окопы, там кричали: «Щели!». И был в ихнем взводе такой солдат, наверное, из Белоруссии, он как увидит, что самолеты летят, кричит: «Летят, летят, летят, раз, два три, четыре, пять» —до пяти самолетов немецких он насчитывал, а дальше его терпения не хватало, и он кричал: «По щелям!» Один или два человека влезли в щель — он хотел, как‑то подлезть, у него даже нос такой был утиный, сплюснутый кончик, и он норовил подлезть под всех. А там, в Сталинграде, нельзя рыть окопы настоящие, потому что земля супесчаная, тебя может присыпать гравием — не выберешься, поэтому рыли щели.

Один раз после бомбежки, все вроде стихло, я услышала рык. Вылезла, отряхнулась, смотрит — лежит парень, мужчина, мальчик — как хотите его называйте. У него был распорот желудок, и кишки пузырятся. Сколько раненых Анна Марковна видела, но такого она больше не видела никогда — чтобы кишки наружу. У него так, гортанно шел этот рык, и Анна Марковна хотела помочь впихнуть ему кишки, но его уже было не спасти, и так он умер. Очень на ее подействовало это: что Она не могла оказать помощь, а главное — этот рык, через много лет в другом месте она услышала такой рык, когда у моей сослуживицы в армии, под Гороховцом умер сын. Когда Анна Марковна пришла к ней сказать, что умер ее мальчик — у нее тромб оторвался, и вот у нее тоже этот рык был. Она так была поражена, и она вспомнила рык сталинградского солдатика, когда такое горе. Это очень печально… Короче говоря, Сталинград — это её 17 лет, и столько было обстрелов, столько было жертв. Сколько раз она видела: придет пополнение, сидит несколько человек, разрыв! Там голова, там нога… Это невозможно забыть, я и тогда думала: жива останусь — никогда не забуду! Во мне оно сидит. Сколько лет Анна Марковна ходит в школы, рассказывает детишкам, говорит, что страшно, но откровенно пугать ей их жалко. Анне Марковне жалко, если, когда‑нибудь наши дети, внуки, правнуки увидят такое — не надо! Сталинград закончился. Нам устроили баню, дали по 4 мандаринки и это она запомнила на всю оставшуюся жизнь…

Анна Марковна Зонова (Галак)- участница Великой Отечественной войны. Награждена медалями «За Отвагу» (дважды) «За боевые заслуги», «За Оборону Сталинграда», Орденом Отечественной войны 2 степени.