Ануфриева Анастасия Алексеевна

г. Санкт-Петербург, ГБОУ СОШ №639, 11А

Плёнка памяти

Колосова Татьяна Анатольевна

 

 

памяти Эмануила Евзерихина

 

 

„— Наполеон потерял всё: и корону, и империю, и жизнь. Всё, кроме славы.

— Ты не права, девочка. Война уродлива. И никакая слава не сможет это уродство скрыть.

— Война — это уродство?

Самое гнусное из тех, что я знаю. Она уродует душу.

— Тогда скорее… война это болезнь. Души, духа, сознания… А у нас давно — эпидемия войны.“

Пётр Катериничев „Время барса“

 

Война — это болезнь. Война это страшно. Война это порох, смерть, деньги и подлость. Война это ружья и пальба. Ружья и пальба?..

Война это ещё и безумное, всеобъемлющее желание жить. Именно в это время человек понимает, как ценно каждое мгновение, как красива каждая былинка. Война это не только солдаты.

Это ещё и любовь, о которой так много написано. Сколько стихов песен посвящали войне на любви, и причём далеко не только в России. Во Франции, например, „Ils s’aiment“,“P’tit bal perdu“* и тд.

А ещё, война это искусство, особое, отчаянное.

Я хочу поговорить о фотографе.

Рискуя своей жизнью порой не хуже солдат он пробирается в самые опасные и затаённыеiуголки войны, пробивается к самой её сути, нажимает на затвор и передаёт людям то самое, самое важное, что он в ней увидел. Он может заставить людей любить и ненавидеть, надеяться или отчаиваться, объединяться.

Конечно, не только фотографы. Художники или писатели, взять хоть как пример „голос блокады“, Ольгу Берггольц.

Или Твардовский. Его считали героем, вдохновившим стольких. Вместе с его Василием Тёркиным, бессмертием наградили и автора.

Совсем по-другому обернулась история со знаменитым кадром Эммануила Евзерихина „23 августа 1942 года. После массированного налёта гитлеровской авиации“.

Снимок остался — на плёнке, в памяти, в сердцах, в газетах.

Но забыли того, без кого этот снимок не был бы возможен. Его автора.

После этой фотографии памятник „Крокодил“ стал одним из символов победы при Сталинграде.

Сталинградом такие истории не начинаются, Сталинградом и не заканчиваются. На войне фотографы были и остаются людьми важными, но как были, как и остаются в тени своих снимков.

Однако, сейчас внимание общественности стараются привлечь к их вкладу в победы. Например, об этом — и не только — была снята короткометражка „Одна сотая секунды“. Её просмотр не займёт много времени, но этот маленький трогательный фильм обязательно займёт своё значительное место в сердце каждого человека.

Девушка-фотограф, работавшая в горячей точке, кто она — трус или герой?.. Этот вопрос остаётся открытым. То, что она сделала, как это назвать?

Это риск.

Пытка.

Боль, выжигающая изнутри.

Зачем?..

Чтобы прокричать об этом на весь мир.

Это жертва, которая навсегда останется шрамом на сердце.

Те, кто снимает полуживых людей, замученных голодом, пытками, те, кто работает в госпиталях и в стационарах для неизлечимо больных, те, кто неизменно щёлкают затвором перед грудой трупов, несмотря на трясущиеся руки, — для того, чтобы разомкнуть цепи, скручивающиеся вокруг шей тысяч людей — они как никто достойны уважения и памяти. Сколько обвинений они выносят — в безразличии, бездушии. Но они знают, для чего они делают это.

Они знают, что без них — никак.

Пока не скажут они, не скажет никто.

Не всхлипнут ружейные залпы. „Свои“ не победят.

Поэтому они снова и снова бегут, прячутся, пригибаются, стирают с щёк сажу и слёзы и снова и снова нажимают на кнопку камеры, будто на свой особый курок.

Они стреляют детскими слезами, которые ранят больнее пуль.

Когда-нибудь она сотрут эту эпидемию с лица земли.

*"Они любят друг друга", "Маленький бальный зал"