В Красноярском крае представитель Рыбинского местного отделения «БОЕВОГО БРАТСТВА» Виктор Колупаев рассказал о поиске захоронения советских солдат: 

«Недавно узнал новость, которая буквально шокировала. Якобы на кладбище деревни Точильное существует братская могила местных жителей, погибших во время войны, которая совершенно заброшена и практически потерялась в зарослях акации. Но откуда в сибирской глубинке именно братская могила времен Великой Отечественной войны? Ведь боевые действия и общие захоронения на нашей территории делались только во время Гражданской войны. 

Появилось несколько версий возникновения общего захоронения, например, что это были бойцы, умершие от ран. В годы войны в поселке Заозерном функционировал военный госпиталь на месте нынешней ЦРБ. Но в подобных учреждениях был отличный учет раненых, а умерших хоронили в индивидуальных могилах с номерными табличками. На памятной же металлической табличке были кузнечным инструментом выбиты только имена и отчества 28 захороненных жителей деревни.

Докопаться до истины, выяснить историю возникновения и забытия странного захоронения (и похоронен ли там вообще кто-либо) стало почти идеей фикс. 

Самую первую, самую своевременную помощь оказала библиотекарь Уральского спортивно-культурного комплекса Елена Вязникова. Человек увлеченный, неравнодушный и обладающий обширной эрудицией, она близко к сердцу приняла историю заброшенного захоронения. Дело в том, что ее тетушка, Мария Давидчук, родилась и провела детские годы в Точильном. Она знает всю подноготную этой истории, своей деревни и более того — написала историю своего рода с 1720 года, который был основан Богданом Семерич (Богом данного у семи рек). Чудом выжившего, но потерявшего память странника, которого выходили, и второй раз крестили в белорусском местечке. Но это другая, чрезвычайно интересная история, к которой мы еще, возможно, вернемся.

Вместе с Марией Михайловной мы посетили старый, местами ухоженный погост деревни Точильное, на котором покоятся ее родители и многие родственники. Рядом с их могилами она и поведала следующую историю.

«Здравствуйте, господа! Я — жительница деревни Точильное. Я здесь и родилась. У меня была очень большая тяга к описаниям, написаниям. У меня была прабабушка, она прожила 103 года. Последние 33 года жизни она была слепа. Нас, малышей, она собирала, рассказывала. Все жизненные передряги мы знали. Что-то рассказывая, она говорила: "А ты, Мария, запомни". Я не знаю, может быть, мне давалась установка, но я все помню. Я даже написала книгу о своем роде. О нашей любимой деревне Точильное. И о том, какие люди были добрые, степенные. Все знали друг друга, никогда не закрывались на ночь. Даже по фамилии не называли, знали по именам всех.

 Когда началась Великая Отечественная, наших всех ребят-сибиряков забрали на фронт, на передовую. В первый же месяц стали приходить похоронки. Самая первая пришла на Захара Калиновича Ковалева. Собрался сход нашей деревни и решили, что надо срочно поставить крест. Поехали в Рыбинский бор, выбрали самую-самую высокую лиственницу, сделали из нее крест, около 18-20 метров высотой и установили в центре кладбища.

Стали приходить новые похоронки, и снова собралось сельское вече. За Трещалкиным околком есть высокая каменная гора. На ней были большие валуны. Наши люди выбрали огромный камень, спустили его. Он был не гранитный, но плотной породы. Старые, мудрые люди сделали телеги-волокуши на конной тяге, домкратами загрузили на них камень, и, часто меняя лошадей в упряжке, притащили его на кладбище. Но не смогли довезти до центра, где стоял крест памяти павших. Телега развалилась, камень упал. Решили, где он упал, там его и оставить (сам нашел себе место). Первое имя было Захар Кл (Калинович), следом были указаны еще три имени. В нашей деревне никого по фамилии не называли. Захар, значит, это Захар Калинович Ковалев. Максим, Иван, Виталий, чей сын — все знали.

Позднее появился целый ритуал. Все люди во время войны трепетно относились друг к другу. Старые люди на Родительский день брали из дому иконы, шли с ними на кладбище и проводили своеобразный обряд. У нас жил дедушка, по фамилии Воеводин. Такой знатный красавец, с огромной, окладистой, лопатой бородой. Он знал много молитв, именно павшим воинам. Делали крестный ход, обходя по кладбищу вокруг креста и этого камня с молитвами. Сколько было домов, столько и несли икон. Каждый молился за своего воина. После крестного хода прямо здесь же расстилали тряпичные скатерти и выкладывали все самое лучшее, что есть в доме, и поминали за упокой всех. Такое трепетное отношение было.

Позднее, к 9 мая 1978 года, у нас, в деревне Точильное, около магазина открыли памятник-стелу, на котором были указаны все 33 фамилии наших павших селян. Когда открыли стелу, памятный камень по распоряжению администрации поселка Урал был перевезен к ним на площадь. 

Наши жители очень переживали. Он был оплакан нашими мамами. Это очень плохо, что они так сделали. Пусть даже половина народа туда уехали. Но место это было намолено. Этот камень сейчас в поселке Урал лежит, неприкаянный, за монументом, в кустах. Это некрасиво. По отношению к павшим — это нечестно.

Люди разъехались, осталось мало таких жителей, которые помнят. Приезжают и спрашивают: "А где же наш камень?" А он, оказывается, в заброшенном, захолустном месте лежит. Неправильно администрация делает. Каждый делает на свой вкус, лад и чтобы выдвинуть себя. А это неправильно. Это плохо».

Елена Вязникова подтвердила, что после установления стелы в Точильном, на празднование Дня Победы колонна жителей поселка Урал проходили пешим маршем до мемориала, где и проводился митинг, посвященный 9 Мая. В начале 80-х администрация поселка приняла решение построить собственный монумент, посвященный погибшим во время войны. Для обозначения места, где будет установлен монумент, откуда-то действительно привезли огромный камень, на котором виднелись углубления, как следы крепления к нему чего-либо.

К 40-летию Великой Победы, возведение монумента было закончено, и 9 мая 1985 года он был торжественно открыт. Чести перерезать ленточку вместе с ветеранами, была удостоена и ученица 2-го класса, отличница, октябренок, обладательница новенького розового платьица, и просто красивая девочка Леночка Попова (Вязникова).

Вот такая получилась история. Никакой братской могилы не было. Было огромное горе целой деревни, которое объединило всех от мала до велика. И было место, был камень, который видел слезы сотен людей, которые считали его надгробным на общей могиле своих отцов, мужей, братьев и сыновей».