06 июня 2017 - 10:55

Война в Сирии стала настоящим испытанием для родителей, чьи дети больны раком и надежда на спасение которых тает с каждым днем из-за нехватки необходимых медикаментов, практически исчезнувших в САР из-за санкций США и ряда западных стран.

 

Дмитрий Саблин, заместитель председателя «БОЕВОГО БРАТСТВА», депутат Госдумы, председатель Патриотической платформы "Единой России":

Представитель Всемирной организации здравоохранения выразилась очень мягко, сказав о негативном влиянии санкций. Западные санкции изначально были направлены на удушение Сирии и смену власти. 

Представитель Всемирной организации здравоохранения выразилась очень мягко, сказав о негативном влиянии санкций. Западные санкции изначально были направлены на удушение Сирии и смену власти.

Корреспондент РИА Новости узнал о последствиях западной блокады для онкологических больных у сотрудницы и директора госпиталя Тишрин в Латакии, одного из двух оставшихся в Сирии с отделением для больных раком. Сирийские врачи рассказали и о помощи России в спасении детей, и о девочке Марии из Алеппо, которую удалось отправить в Москву на лечение.

"Чудовищно и абсолютно недопустимо"

Запад ввел санкции против Сирии практически с начала войны в стране. Ограничительные меры должны были оказать давление на сирийское руководство. В 2017 году Европа продлила санкции еще на год, закрыв глаза на борьбу сирийской армии с терроризмом и реальные последствия подобных действий. Сотни сирийских детей потеряли право на лечение за неимением необходимых лекарств.

В 2016 году российский общественный деятель и правозащитник Елизавета Глинка, приехав в Латакию, услышала от региональных представителей власти о происходящей трагедии и со своими соратниками начала работу по организации помощи. Руководитель проектов международной организации "Справедливая помощь доктора Лизы" Наталья Авилова, которой корреспондент РИА Новости рассказал о пребывании в Латакии близ больницы Тишрин, эмоционально говорит о последствиях блокады.

"На мой взгляд, это совершенно чудовищно и абсолютно недопустимо, что под санкции попадают медикаменты и лекарства, жизненно важные для детей. Лекарства, без которых дети могут погибнуть. В сентябре Елизавета Петровна Глинка вместе с представителем по правам человека посетила Латакию… То, что делаем мы вместе с "Русской гуманитарной миссией", объективно, капля в море", — заметила Авилова.

По ее словам, из России удается привезти всего 15-20 наименований лекарств, которые могут спасти жизни максимум двадцати больным, в то время как в спасении нуждаются в десятки или сотни раз больше.

"Необходимо поднимать вопрос на самом высоком международном уровне в ООН, может, ВОЗ или в Совете по правам человека о том, что препараты необходимы для жизни детей", — добавила правозащитница.

 

В надежде на помощь

Директора больницы Тишрин Мунира Османа на месте застать не получается, и в поисках деталей приходится прибегать к современным средствам связи. На улице жарко даже в тени огромного бетонного корпуса медучреждения. Но лучше быть на свежем воздухе, чем в душных коридорах больницы. После бесконечных гудков раздается приветливый мужской голос. Доктор сразу соглашается поговорить.

"Реальная картина начала проявляться с 2015 года, когда практически все зарубежные компании, которые поставляли медикаменты, отказались работать в Сирии из-за санкций, которые поставили под запрет взаимодействие с сирийским правительством. Мы остались без большинства необходимых медикаментов. Даже доставка тех лекарств, что можно обеспечить через дружественные государства, задерживаются, так как нет авиации, приходится везти через соседнее государство, а оттуда по земле. Они (Запад. — Прим. ред.) говорят, что нет ограничений для медикаментов, в то время когда по факту есть все препятствия для доставки необходимых лекарств и большие сложности с доставкой, что и говорит о реальной блокаде. Говоря о помощи России, связанной с медикаментами, она была символичной. Из России был привезен ряд необходимых медикаментов доктором Лизой", — рассказал директор.

Онкологическое отделение в Тишрин является вторым по значимости в Сирии после больницы Аль-Бируни в Дамаске. В 2016 году еще действовал канадский госпиталь в Алеппо, но боевики его разгромили. В связи с войной наибольшая нагрузка приходится на больницу в Латакии, так как Аль-Бируни расположен в районе Хараста, который считается горячей точкой. Большинство больных раком из всех провинций Сирии принимают в Тишрин. В сутки удается предоставить хотя бы минимальную помощь 120 пациентам. По словам директора больницы, им необходимо более 200 видов лекарств.

"Россия предложила нам много вариантов помощи, среди них обучение кадров и подготовка ряда детей, нуждающихся в пересадке костного мозга, для транспортировки в Россию для проведения операций там", — заключил директор.

Официальная позиция

Несколькими днями ранее вопрос санкций и их негативное влияние на поставки медикаментов в Сирию прокомментировал РИА Новости заместитель министра здравоохранения Сирии Хабиб Аббуд.

"Сирия выступила с просьбой подписания соглашения о совместном сотрудничестве и признания в сфере учета и импорта лекарств и сейчас находится в ожидании этого подписания с российской стороны", — представил он официальную позицию Дамаска.

Замминистра также не оставил без внимания негативные последствия западных санкций в области обеспечения больных сирийских граждан необходимыми медикаментами, особенно отметив катастрофическую ситуацию в области онкологии.

Доктор с русской душой

В больнице Тишрин удается встретиться и поговорить с доктором по имени Мария. Молодой врач родом из Хабаровска прожила всю жизнь в Сирии, хорошо знает о влиянии санкций на жизни сирийских детей, так как принимает непосредственное участие в их лечении и помогает в силу своих возможностей.

"Почти все лекарства для лечения рака под санкциями… Только в провинции Латакия 500-600 детей больны. Большое количество случаев лейкемии и лимфомы — это те, о ком мы знаем, многие просто не имеют возможности обратиться. За неимением лекарств часто просим Наташу (Авилову), она нам очень помогает, также часто обращаемся к нашим миротворцам. Всем чем могут всегда помогают. Но на РФ тоже наложены санкции, и поэтому даже для них достаточно трудно найти и привезти лекарства… К сожалению, только Россия помогает нам. Раньше Иран поставлял иногда лекарства, но в последнее время очень мало", — рассказывает Мария, идя по коридору больницы.

Показывая палаты, она пояснила, что есть дети, которых можно и нужно спасать и у них есть все шансы, но есть и такие, которые не прожили и пяти лет, а надежда на их спасение тает с каждым днем.

Девочка из Алеппо, спасенная в Москве

Сейчас идут переговоры между странами и поиск вариантов поставок помощи в Сирию. Офицерам центра примирения враждующих сторон совместно с сотрудниками всероссийской ассоциации ветеранов "Боевое братство" и благотворительным фондом "Настенька" удалось спасти десятимесячную девочку Марию из Алеппо с глазной онкологией.

Помощь пришла к Марии, когда ее родители уже отчаялись. Ребенок проходил лечение в Дамаске, ей пришлось удалить один глаз. Необходимых медикаментов не было. Корреспонденту РИА Новости удалось связаться по телефону с Улей — тетей девочки, которая поехала с ней в Москву.

"Доктора в Сирии делали все, что могли, если не больше. Но дело не в них и не в больнице, а в том, что делают с нашей страной в целом… Мы в Москве уже пять месяцев. Мария перенесла несколько операций и две химиотерапии. На сегодняшний день ребенок чувствует себя лучше, она под постоянным наблюдением, удалось стабилизировать температуру. Врачи борются за второй глаз. Спасти удалось благодаря русским. Подарить жизнь — бесценно", — сказала тетя девочки.

По материалам Михаила Алаеддина, РИА "Новости", фото - Михаил Вокресенский, РИА "Новости", Борис Тумаков, "Информ-24"