13 марта 2017 - 18:37

Из пекла Кандагара вернулся сапёр Владимир Александрович Давыдов
_Ты! Откуда?
_ Из Кандагара.
_ Не может быть! Господи!
Живой!
В штабе округа Александр встретился со своим бывшим командиром. Тот глазам не сразу поверил. Ему тоже Афган был знаком не понаслышке, а Кандагар, пожалуй, самая горячая точка этой войны. За два года в инженерно-саперной роте, которой командовал капитан Давыдов, погибло 24 солдата и два офицера, остальные получили ранения или контузии.

Владимир Александрович Давыдов был командирован в Афганистан в сентябре 1984 года. В том, что его отправят сюда, не сомневался - саперы были очень необходимы. Первое впечатление тяжелое - дикая жара, спёртый воздух, полуразрушенные города и бедные кишлаки. Из Кабула его сразу перебросили на самый юг - в Кандагар. Вначале Владимир Александрович еще считал военные операции, в которых приходилось участвовать. За полгода их было восемнадцать, а потом сбился со счёта, но один день навсегда врезался в память. 15 марта 1986 года, когда к концу подходил срок афганской командировки, Давыдов занимался зачисткой складов боеприпасов. Вместе с механиком-водителем под завязку загрузили БТР минами и другим взрывоопасным имуществом, отправились в путь и на дороге налетели на мину. Раздался взрыв. К счастью, не всё сдетонировало в машине… Когда через люк летел из БТР, трижды перевернулся в воздухе, а потом ударился о землю, - вспоминает Владимир Александрович. «Когда очнулся, услышал страшное шипение за спиной. Подумал: какая-нибудь кобра. Не мог понять, что произошло, где нахожусь. Обернулся и увидел наш БТР. Его буквально в дугу согнуло взрывом. А воздух шипел, вырываясь из тормозной системы. Ровно такой же кульбит совершил, вылетев через свой люк, и мой водитель. Контуженые, на четвереньках мы подползли друг к другу. Месяц провели в госпитале и снова занялись разминированием. Как после такого взрыва мы остались живы, представить не могу. Считаю, что второй раз родились». За проявленное мужество Давыдов был награжден орденом Красной Звезды. Когда вернулся из Афганистана, родным про подрыв не рассказывал. Всю жизнь он хранит листочек с молитвой, который дала ему бабушка Мария. Он и в Афгане был с ним. Бабушка внука с войны дождалась.

Будни саперов мы теперь видим почти каждый день в новостях по телевидению. Наши военные разминируют сирийские города, спасают мирных жителей от гибели и увечий при подрыве на минах, самодельных ловушках. Взрывчаткой могут начинить даже детские игрушки. С «народным творчеством» в этой области советские бойцы сталкивались еще в Афганистане.
- Например, перед нами бетонированное полотно дороги. За ночь душманы умудрялись под бетоном прокопать траншею, заложить в неё взрывчатку, сформировать электрическую цепь. Были и более хитроумные ловушки - веревки с прищепками и т.д. Предотвращать подобного рода опасности нам помогал профессиональный опыт, - рассказывает Владимир Александрович Давыдов.
- Минных полей не было. Это другой театр боевых действий. Встречались единичные боеприпасы, натыканные с различной густотой на дорогах, горных тропах. Все, что касалось мин промышленного
производства любой страны, было для нас как семечки щёлкать. Большую опасность и трудность при разминировании представляли самоделки.
Помощниками и настоящими боевыми товарищами саперов были служебные собаки. У Давыдова в подразделении работали немецкие овчарки. Их доставляли из питомников Советского Союза, но доучивали и дальше натаскивали саперы сами. Собачий нюх вернее самых совершенных инструментов. Когда животное чуяло взрывчатку, садилось и ждало человека. Особенно выделялся Уран - крупный красивый пес. Хоть и получали военные для собак специальный корм, все равно угощали своим пайком «коллег».
- Найдет собака взрывчатку погладишь, поцелуешь - и работаем дальше, - продолжает Владимир Александрович Давыдов. У меня и дома собаки жили. Я их очень люблю.

В своей семье Владимир Александрович не единственный военный. Участниками Великой Отечественной войны были три брата его матери Евдокии Владимировны. Павел дошел до Берлина, оставил свою подпись на рейхстаге - «Давыдов Калуга». Его шинель хранится в музее на Зайцевой Горе. Тихон - танкист, командовал в годы войны танковым батальоном и потом стал генерал лейтенантом. Василий служил в пехоте. Все, слава Богу, вернулись домой.
- Я безропотно поехал в Афганистан, потому что не мог подвести их, - говорит Владимир Александрович . Надо сказать, что в юности об офицерских погонах он не мечтал. Однажды в шестую калужскую школу, где учился Саша, приехал один из бывших выпускников - курсант Калининградского высшего военно-инженерного училища и стал агитировать идти к ним. Словосочетание «военно-инженерное» понравилось. Юноша думал, что придётся конструировать какую-то технику. Но, оказалось, там просто готовили сапёров. Вначале даже был немножко разочарован, когда, приехав в училище, увидел экскаваторы, бульдозеры, оборудование для полигонов и другую технику. Его факультет назывался «десантно-переправочный». Курсанты изучали форсирование водных преград. Первой молодой лейтенант форсировал реку Эльбу, когда по окончании училища был направлен на службу в немецкий город Магдебург. В родную Калугу он вернулся после Афганистана. Работал подполковник Давыдов в военкомате. Сначала в Октябрьском, затем в областном. На пенсию уходил из Московского. Но классическим пенсионером среди грядок и клумб себя не видел. Оказалось, что и с дипломом инженера-механика по автомобильной технике работу по специальности найти архисложно. Тогда сел за руль автомобиля.
- Машины мне очень нравятся, - поделился он. - Я, наверное, немного не офицер и не люблю мужские хобби: не люблю быстрой езды, не люблю париться, не люблю преферанс и охоту. Зато, сам удивляюсь, с удовольствием копаю траншеи, колодцы. В своем доме даже некоторые вещи построил. Баню в порядок привел и радуюсь этому. Давыдов участвует в работе общественной организации ветеранов «БОЕВОЕ БРАТСТВО». А вот сослуживцев, с кем прошел Афганистан, разыскать не смог даже через интернет. Большинство из них были с Украины и вернулись к себе на родину. Известные политические события последних лет также наложили свой отпечаток. Когда его спрашивают, вспоминает ли Афганистан, отвечает:
- Не могу сказать, что меня мучают бессонница, кошмары. Вернувшись оттуда, слава Богу, живой, я все вычеркнул из своей памяти. Никакие сто грамм не вызывают у меня волны воспоминаний. Очень несладким был для меня Афганистан. - Я счастливый человек. Я сапер. Мне никого не пришлось убить на этой войне.
Светлана МАЛЯВСКАЯ,
Виктор ХОТЕЕВ.
Фото Георгия ОРЛОВА и из личного архива А. Давыдова.